Crematory: Мы попытались соединить разные вещи и сделать нечто новое в рамках Crematory

Crematory: Мы попытались соединить разные вещи и сделать нечто новое в рамках Crematory
Источник фото:
МЕСМИКА

Crematory - немецкая метал-группа, которая нечасто посещает Россию, но очень любит нашу страну. на Wacken Open Air мы побеседовали с Феликсом, Рольфом и новым гитаристом Кони и узнали о подготовке нового материала, впечатлениях Кони и что из русской кухни группа.

Год назад вы выпустили альбом Oblivion, и сейчас вы снова в студии. Может быть вы можете уже что-то сказать о новой работе?

Рольф: Все немного изменилось, так как мы поменяли продюсирование. Мы многое сделали сами. Будет довольно интересно, так как мы изменили подход. Мы сделали много песен, двадцать штук все вместе. Мы собрали идеи и разные вещи отовсюду.

Со всего света?

Рольф: Со всего света. Везде были ребята, которые помогали нам писать и принимали активное участие. Мы собрали все вместе. Думаю, что все будет готово к началу октября. Сейчас мы в середине процесса записи. Это своего рода новый способ.

А будут какие-то русские элементы?

Рольф: То есть?

Ну вы сказали, что собирали идеи со всего мира. Может и из России что-то есть?

Рольф: Не, мы имели в виду идеи и людей. Мы открыты ко всему новому. Мы попытались соединить разные вещи и сделать нечто новое в рамках Crematory. Кони будет записывать гитарные партии на следующей неделе. Сейчас у нас стадия предпродакшна и мы завершим на следующей неделе. Это нечто новое, мы не хотели повторять себя от записи к записи.

Феликс: Многие стили, такие как готический, треш-метал повлияли на эту запись.

Вы сменили лейбл. Почему вы выбрали Napalm Records?

Феликс: Это была наилучшая идея для нас.

Рольф: Когда вы всегда общаетесь с лейблом, у вас происходит коммуникация, какие-то новые идеи, общение с ребятами, они нам предложили классные идеи, они нас не ограничивали. Мы смотрели и другие предложения, и сравнили все, и у них было самое выгодное и речь не о деньгах.

Почему Тосси ушел из группы после успешного альбома?

Рольф: У Тосси получил предложение о работе в то время, когда мы должны были много путешествовать. И он не мог совмещать туры и работу. И он сказал: «Это моя первая классная работа в жизни, и я должен делать ее!».

И почему вы выбрали Кони?

Феликс: Потому что он фантастический чувак!

Рольф: Мы отсмотрели пару человек в нашей репетиционной комнате, и Кони был лучшим. Он был подкован в музыке и понравился нам как человек и идеально подходил к команде.

Кони, что ты чувствуешь, играя в группе?

Кони: Я чертовски рад! Мне позвонили, и пригласили на прослушивание. Я ответил «Конечно, дайте мне задание, и я его выполню» и я пришел. Я не ожидал этого. Crematory похожа на большую семью, что очень мне подходит. Я знаю другую сторону жизни группы.

Рольф: Сегодня мы поехали 20 часов. И ты должен подходить группе. Ты должен быть готов проводить колоссальное время в автобусе и работать.

А не думали ли вы пригласить Локки или Матиаза после Тосси?

Рольф: Насколько я знаю, Маркус говорил с Матиазом, но он не захотел возвращаться. Это то, что я знаю. Я думаю, что он уже не так плотно общается с ним.

Феликс: Он ушел довольно давно, по-моему, в 1997 году.

Рольф: Я думаю, у него хорошая работа и маленький ребенок. Думаю, что Маркус звонил ему и общался с ним, но ничего не вышло.

Думаю, что вы в курсе, что Slayerсобирается завершить свою карьеру в этом году. Что вы думаете об этом?

Рольф: Я не настолько большой фанат Slayer, поэтому думаю, вам надо спросить вот этих ребят.

Феликс: Это плохо, но я понимаю их. В этом году нам исполняется 28, это довольно тяжкое время. Не думаю, что продолжу стоять на сцене в 60, я понимаю их. Когда группа говорит – все, это конечная точка, завершающий тур – это нормально.

Кони: Это самая крутая группа, которая уходит. Она высокого уровня. Это что-то типа соревнования чемпионов. Если ты уходишь на пике своей карьеры, то тебя запомнят как чемпиона.

Рольф: Они выступают уже 40 лет. Это почти человеческая жизнь. Я могу их понять.

В прошлом году вы говорили, что собираетесь навестить Россию этой зимой. Что-то известно по поводу этих планов?

Рольф: Когда мы играли в России? В 2017? Мы играли в Санкт-Петербурге и Москве.

А что насчёт будущих визитов? Мы ждем вас!

Феликс: Может быть в следующем году. Россия всегда принимает нас отлично. Я не знаю насчет следующего года. У нас много планов и дат.

В первую очередь у нас в планах новый альбом. Посмотрим.

Рольф: Потеря Тосси принесла некоторые проблемы, далее, мы сменили лейбл. Поэтому появилось много вещей, которые пришлось приводить в порядок. Мы не играли много шоу в этом году, мы хотим сфокусироваться на следующем году. Возможно будет тур.

Насколько я знаю, Феликс – повар. Что ты предпочитаешь из русской кухни?

Феликс: Да, они классная! Мне нравится борщ, и ещё… Русская кухня отлична!

Может у вас есть предпочтения по русской кухне?

Кони: Я из Венгрии, и наши кухни очень похожи. Но если ты добавишь водку в любое блюдо, оно будет великолепно.

В этом году Вакену исполняется 30 лет. Что бы вы пожелали фестивалю?

Феликс: Всего самого наилучшего!

Рольф: У Вакена огромный успех, поэтому как минимум мы желаем ему продолжаться, надеюсь следующие десять лет мы будем на Вакене. Я не уверен, кто будет хэдлайнером, потому что сюда приглашают больших суперзвезд. Когда мне было 17, мне всегда было любопытно, кто же становится хэдлайнером на фестивалях.

Феликс: Rolling Stones?

Рольф: Может. Здесь были Kiss, AC|DC.

Кони: Это мой первый Вакен вообще.

Рольф: Мы тоже никогда не были здесь ни как гости, ни как музыканты. Всего в десяти часах езды отсюда, и мы никогда здесь не были!

И что вы думаете о Вакене?

Рольф: Мы были на множестве фестивалей, 200 тысяч человек. Сколько на Вакене народу?

75 тысяч.

Рольф: А ощущение, что 200-250 тысяч. Он огромен.

Кони: Мы нашли нашу гримерку и уже отыграли, но чтобы вернуться домой нам, вероятно, понадобится GPS.

Рольф: А еще он нам понадобится, чтобы отыскать нашу гитару.

А расскажите о ваших татуировках, и как я вижу, у Феликса и Конни они есть, а на Рольфе татуировок нет.

Рольф: У меня нет ни одной.

Почему?

Феликс: Он и так красив без татуировок.

Рольф: Я не знаю, почему.

Феликс: Мне кажется, что если у тебя сегодня нет тату, то ты выделяешься.

Есть татушки с особой историей?

Феликс: Каждая моя тату имеет свою историю. Вот это логотип группы.

А у твоих тату есть истории? Может есть самая любимая татуировка.

Кони: Вот эта сделана две недели назад. В 2016 году у меня случился сердечный приступ. Это знак того, что я как бы умер и был реанимирован. Это знак новой жизни.

Несколько слов вашим российским фанатам.

Рольф: Я вас люблю (по-русски). Правильно сказал?

Да!

Рольф: Я надеюсь, что в следующем году мы навестим вас с новым альбомом. И у нас будет шанс сыграть его в России. Я был там дважды, в Санкт-Петербурге и Москве. И оба раза было круто. Очень классные люди, много людей на концертах. Надеюсь, в следующем году это повторится.

RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!