Александр "Ренегат" Леонтьев: о значимости рока во Франции, разнице поколений и революции

Александр "Ренегат" Леонтьев: о значимости рока во Франции, разнице поколений и революции
Источник фото:
Николай Бируля // МЕСМИКА

Группа «Северный Флот» недавно вернулась из своего европейского турне, и поехала с концертами по России. Перед петербургским выступлением наш журналист Ульяна Бенусова пообщалась с лидером группы Александром «Ренегатом» Леонтьевым о дружбе с «Sidilarsen», разнице менталитетов, проблемах Донбасса, коррупции, заблуждениях среди рокеров и чем Париж отличается от Франции.


- Александр, здравствуйте. Хотелось бы пообщаться по поводу вашего тура, который недавно прошёл по Франции и Украине. Как Вы познакомились с группой «Sidilarsen», как выбрали именно их для своего совместного тура?

- Я об этом рассказывал, но расскажу ещё раз. Был план сыграть во Франции перед людьми, которые вообще нас не знают, совсем. Просто через интернет хотели найти команду, через контакты нашего менеджмента, они часто с импортными группами работают среднего дивизиона, верхнего даже. Хотели найти группу прикольную, которая собирает во Франции свою публику, абсолютно франкоязычную. Случайно вышли на ребят, но оказалось, что очень удачно, парни оказались супер хорошие (смеётся). Задружились мы с ними очень здорово. Всё произошло совершенно без всяких чудес, просто искали и нашли. По интернету.


- А вы сами решили организовать этот европейский, западный тур или организаторы из-за рубежа на вас выходили?
- Нет, мы сами. Мы нашли группу, которая подобный проект искала в России. Они нас провезли по своим пяти городам, а мы их - здесь. Мы сыграли перед их публикой, они сыграли перед нашей публикой. Такой культурный обмен.


- А как у них осталось впечатление вообще о России?
- Они счастливы просто.

- В России ведь вообще не очень хорошо знакомы с французским именно роком?
- Как и во Франции с российским. У них свои резоны. Во-первых, им интересно в Россию съездить. Я-то во Франции и так уже бывал. Ну, а для французов Россия не очень туристическая страна, кроме того, у них во Франции, когда группа достигает определённого статуса, должна ездить по зарубежным гастролям. Не
просто Европа, потому что Европа - это практически одна страна. Китай, Япония, Россия - неважно, но группа должна выступать за пределами европейских государств. Ну и плюс для них, конечно, впечатления. Ребята из Тулузы сами, а в Ярославле, например, в ноябре снег по колено. Вот они приехали удивлённые все, счастливые.

.
- То есть им понравилось?
- Не то слово. У них было +10, цветочки. И тут Ярославль со снегом. Мы их в баню сводили, водкой напоили, как положено.


- Все главные, «чисто русские» впечатления остались?
- Конечно. Мы их так встречали здесь хорошо, столько «подгонов» сделали, что им даже теперь неудобно, что они вроде как во Франции так нас не «облизывали» (смеётся). Теперь нас зовут ещё выступать.


- А как «Северный Флот» в разных городах Франции принимали? Вы же сами сказали, что поехали по местам, где вас фактически никто не знает? Как у вас впечатления от приёма в разных городах? Кто-то из французских журналистов назвал вас «казаками» даже.
- Видимо, из-за моей бороды и причёски Куликова (улыбается). Во Франции сведения об истории России довольно скудные и своеобразные, они хорошо знают нашу новейшую историю, начиная с Великой Октябрьской революции. Французы Великую Октябрьскую революцию знают лучше, чем Великую Французскую революцию. Для них это важно. Эта революция изменила историю Европы и мира в целом навсегда. Великая Французская была давно, единственное, они испытывают благодарность, за то, что знать перестала унижать простых людей. Великую Октябрьскую они чтут. Мне им пришлось какие-то интересные вещи рассказывать о наполеоновских войнах, о том, что было во время вторжения Наполеона в Россию. Например, объяснил откуда в России есть слово «шарамыга». Для них это было шоком, они не знали, что истории наших стран настолько тесно связаны. Тем более мы ездили по тем местам, где наполеоновская армия, собственно, и шла. В Туле, например, из-под Тулы русское ополчение наступало, когда французы драпали из Москвы на Смоленск.


- И вот Вы им рассказывали об истории?
- Да, у них сложилось впечатление, что я какого-то энциклопедического склада ума (смеётся).
А я им объясняю, что всего лишь хорошо учился в советской школе. У нас образование было. Ну и книги читал.


- Видимо, оценили они российское, советское даже, образование?
- В плане образования их сложно удивить, ещё раз говорю, они из Тулузы, а Тулуза - это университетский город. Они все с высшим образованием. Тулуза — это центр авиастроения, космических технологий, ядерных технологий, с кучей университетов. У нас аналогичный университетский город, наверное, Томск,
но он чёрт знает где. А Тулуза это прямо юг. Как американский Бостон фактически, где много университетов, Массачусетский, например, и так далее. Но они были впечатлены. И Россией в целом, и насколько истории наши тесно пересекаются, и что, оказывается, русские дворяне в 19 веке говорили
по-французски лучше французов.


- Для них это тоже было открытием?
- Ну откуда им это знать. Может быть, они, даже читая «Войну и Мир», думают, что французские диалоги на пол страницы - это адаптация и перевод.


- Ну мало того, что читают, так сейчас фильмы снимают, на ту же «Войну и Мир».
- Я кино стараюсь эти не смотреть, поскольку Толстой, я считаю, заслуживает индивидуального прочтения, оценки. Не стоит его, как букварь, под одну гребёнку грести, делать из этого «смешариков», понятных для всех. Это должно быть через себя пропущено. Толстой, Достоевский - эти экранизации, даже талантливые, я стараюсь не смотреть или всерьёз не воспринимать.


- Или воспринимать просто как одну из точек зрения?
- Это сложно, если ты уже посмотрел фильм, сложно отделить чью-то точку зрения. Всё равно, если режиссёр талантливый, возникает ощущение, что всё так и было. Даже «Собачье Сердце» - фильм, конечно, очень талантливый, но всё равно предпочитаю перечитывать Булгакова, чтобы вспомнить, как в детстве при первом прочтении всё это виделось.


- Александр, Вы ездили в тур в поддержку альбома «Мизантропия», будет ли он продаваться во Франции?
- Без понятия. Он по всему миру продаётся, делов то, залезть на Google Play и скачать.


- Ну а на физических носителях?
- Конечно, мы их возили с собой, как и мерч, по концертам, зрители что-то покупали, диски, футболки. Группа «Sidilarsen», с которой сейчас дружим в Facebook, с каждого концерта фото выкладывает, у них полгруппы всегда в футболках «Северного Флота». Они фанатами стали. Сначала долго не понимали тексты, потом, когда пару смыслов объяснил, они дико прониклись.


- То есть приходилось всё-таки переводить им тексты?
- Тексты песен - очень важная вещь для французов. У них зрители очень хотят понимать, о чём песня. Если ещё раз поедем во Францию, скорее всего, будем ставить экраны с субтитрами, потому что для них рок — это серьёзно.


- А обратная ситуация. «Sidilarsen» приехали с выступлениями в Россию, но большинство ведь их здесь не понимает.
- Это разный менталитет. Они в более выгодном положении. Вы где живёте вообще? На любой концерт сходите, вот в «Юбилейный». У нас примерно 90% людей английский понимают крайне плохо, отдельно, урывочные слова. Смысл песни они понять не могут, особенно если употребляются фонемы, сленговые
выражения, как в роке принято, вообще не понимают. Процентов 5 говорит более-менее свободно, процентов 30 не понимает вообще ни слова, когда-то в школе язык изучали. Это как с математикой. Логарифм спроси у кого-нибудь, не помнит ничего. Так и английским. И у нас в стране, начиная с 90-х годов, импортный рок привыкли воспринимать как музыку, а не как тексты. Отсюда и самые большие заблуждения фанов русскоязычного рока о том, что ничего страшного, что наши рокеры звучат не так круто, но зато тексты глубоко наполнены смыслом. А это потому, что ты английского не знаешь, если бы ты реально «врубался» в тексты каких-то западных групп, я не говорю, что всех, но множества групп, где глубочайшие тексты, лирические… Тот же Боб Дилан, ему Нобелевскую премию дали. Он - рокер, пожалуйста. У него тексты сумасшедшие. Это человек, которому БГ подражает, а БГ - это высочайший
уровень. В России кайфанули под «Sidilarsen» больше, потому что у них танцевальная музыка, рок такой тяжёлый. Тексты оказались для зрителя второстепенны.


- Насколько я знаю, зрители в России воспринимали «Sidilarsen» просто на «ура».
- Они крутые, очень клёвые ребята, хорошо играют, здорово. Работают очень красиво. Парни были очень счастливы.


- Александр, «Sidilarsen» успели погулять по России, что-то посмотреть. А Вы? Хотя, если Вы были, то, наверное, больших открытий не было?
- Нет, почему. Я только в Париже был, очень интересно по Франции проехаться, именно по регионам, потому что как Россия - это не Москва, так и Франция - это не Париж. Вообще. Совершенно другая страна. Париж - это отдельный кластер.


- Столица, туристическое больше место?
- Туристическое, разгильдяйское. Франция очень густонаселённая и равномерно населённая страна, где сотнями лет люди своими руками что-то создают. Они же не нефтью и газом барыжат, они возделывают землю, там всё очень ухожено. Едешь, там поля, луга - всё это создаётся столетиями, поколениями. Эти стены, подпорки какие-то, рощи, фермы, стада — это всё гигантский труд. Поэтому, например, французы адово недолюбливают «новых русских», и по ним судят о русских вообще. Приезжает какой-то молодой человек и покупает, например, шато. Соседи никогда в жизни не будут с ним нормально здороваться. И не потому что они зазнайки, а потому что они прекрасно понимают, что он вор. Потому что нормальный человек своим трудом не может к 27 годам заработать 1.5 миллиона евро на это шато, и потом за 5 миллионов его восстанавливать. Это любому нормальному человеку понятно, что украл. Просто у нас вроде как всем плевать, а во Франции это очень важно.


- У нас это даже медаль, в некотором роде.
- По факту да. Смог, молодец. У нас говорят «Не пойман, не вор» - это очень хорошо отражает русский менталитет, выработанный столетиями: «А ты не попадайся». Во Франции по другому: «А ты не воруй». Ну, например. Поэтому в Париже нувориши, мигранты, которые не очень хотят работать, возделываться землю, а хотят много всего и бесплатно, что у других вызывает отторжение. Французы работяги, за это дичайшее уважение.


- И какое основное впечатление от проезда по нетуристической Франции?
- Страна создана для людей. Там очень уютно, очень хорошо, очень спокойно. То, что у нас говорят про эмигрантские войны и прочую ерунду - этого нет во Франции, это всё в Париже. Ну, может быть, где-то в Кале. Центральная Франция — та же самая, как и была сто, двести лет назад. Как Штаты — отъезжаешь от Бостона или Нью-Йорка на запад и начинаются сельхоз штаты, вроде Айдахо, Айовы и прочих. Так, конкретные такие трудяги на пикапах, в клетчатых рубашках с закатанными рукавами, в джинсах — фермеры. Уверенные в себе, каждый из них имеет право голоса, «да, я такой, плевал на всех». Это соль земли. Те, кого после Великой Октябрьской в России искоренили, назвали «кулаками» и сгноили всех. И прадеда моего также сгноили. Тоже раскулачили и сгноили. А чувак всего лишь хотел нормально обрабатывать землю, никого не трогать и иметь свой хлеб. Мой хлеб — всё, идите все к чёрту. И это правильно.


- И это абсолютно нормально. Человек всё делал своими руками.
- Нормально, конечно. Своими руками, не украл, а заработал. У нас этот хребет нации, крестьянство, искоренили, потому что любая тоталитарная система не приемлет людей, которые сами по себе, обладают чувством собственного достоинства, характером и умением что-то решать. Им нужно стадо, у которого ничего нет, и которое делает то, что ему говорят. У кого стадный инстинкт превалирует над чувством собственного достоинства.


- Сейчас есть такая тенденция в России?
- Так она никуда не делась. Эти люди, становой хребет, они же набираются в нации столетиями. Внутреннее достоинство людское совершенствуется веками. Сейчас в нашей стране подавляющая часть населения - потомки людей, фактически, которые ничего из себя не представляют. Из наших предков выбили всю самостоятельность за долгие года «совка», много же поколений прошло. Тех, кто что-то хотел и их детей ещё в революцию порешили, а потом по доносам остальных. Всем известный факт. У нас полстраны сидело, полстраны охраняло. Где сейчас взяться умным, самостоятельным людям? Я сам себя ловлю на том, что посмотрел на правительство и махнул рукой — ну хрен с вами, воруйте дальше, а что я могу сделать? А прадед мой, скорее всего, взял бы лопату и пошёл бить. Для него это было бы неприемлемо. Как так, что такое, вы кто такие вообще все. Это чувство собственного достоинства. Во Франции люди спокойные, поскольку, видимо, никому ничего не должны. Когда ты самостоятельный, крепкий. А у нас просто народом манипулируют. Нам разрешили всем немножко воровать.


- Чтобы успокоились и не протестовали?
- Всем, всем разрешили. По большому счёту, я не знаю никого, кто бы закон не нарушил. У меня знакомых очень много, но такого кристально честного, который за всю жизнь даже 200 рублей взятки не дал, нет таких. Все так делают: если можно, давай как-нибудь так решим. Если такой честный, хорошо,
плати штраф или права отдай. Попался пьяный — отдай права.


- Что должно происходить в стране, чтобы воспиталось и выросло поколение, для которого неприемлемо будет нарушение закона, взятки? Чтобы возродилось чувство собственного достоинства?
- Ничего не должно происходить, это всё само придёт просто, но, к большому сожалению, не при нашей жизни. Все западные страны этап, который проходит сейчас Россия - разгильдяйский, уже прошли давно. Там тоже много проблем, везде есть коррупция. В Скандинавии её меньше, но она везде есть. Человек существо несовершенное, об этом и альбом, собственно. В любой стране мира. Власть, она развращает. Даже упрекать их сложно. Не надо быть идеалистом, если человек обладает властью, влиянием или какими-то знакомствами, то наступает момент, когда он, даже будучи кристально честным, закон нарушит. Один на миллиард только может быть таким, прямым как палка. Вот пример, твой ребёнок случайно сбил насмерть человека на дороге. Любимый ребёнок, обожаемый - родители поймут. А у тебя есть возможность его «отмазать». И ты его отмажешь. Иначе что? Ты своё родное дитя на 10 лет посадишь? Нет. Ты сделаешь всё, чтобы его отпустили. Этим денег заслать, не возьмут - значит, через адвокатов. Все люди.


- Человеческое всё равно превалирует в каждом?
- Да, как говорится, «своя рубаха ближе к телу». Все такие, обижаться не на что (улыбается). Обычная тема. У нас будет когда-нибудь лучше. Некоторые задают вопрос «Когда наша власть наворуется?». Да никогда. Должно много поколений пройти, чтобы потихоньку это устаканилось. На западе тоже воруют, только более цивилизованно. Там не прямое воровство, там лобби какое-нибудь. Сенатору помогают с выборами, а он потом в конгрессе их интересы лоббирует. Они просто по мелочи не берут, они миллиарды сразу тащат из нации, просто это так завуалировано, что вроде всё узаконено и хорошо.


- Вопрос в том, чтобы думали не только о себе, а о людях, о нации.
- Ну с другой стороны — ну думают и думают, и что? В Америке средний работяга живёт не лучше, чем средний работяга в России. Он зарабатывает больше, но у него и трат больше. Тот, кто знает, сколько стоит Штатах медицинская страховка и съем жилья, понимает. По факту получается так —здесь человек получает рубль, а там сто рублей. Но только в России всё остальное — газ, вода, квартира, 50 копеек стоит, итого у него остаётся 50 копеек. А у того - 99,50. У него всё равно 50 копеек остаётся. Ну и толку, что на входе он получил гораздо больше? По результату, на себя он потратить ничего не может, потому что у него те же корпорации всё забрали. Это - за квартиру, это - за газ, это - за топливо, это - такие налоги, это - сякие налоги, а вот ты заболел - будь добр купить страховку. Ну вот и всё. В принципе, пролетариат что здесь, что там «сосёт лапу» и так оно будет всегда. Потому что власть имущие, они властью развращены и никогда не угомонятся. Это нормально, с этим надо примириться. Если тебя совсем всё не устраивает - заканчивай жизнь самоубийством. Самое мудрое, что я слышал от опытных людей, предков: правду найдешь на небесах. Всё. Здесь правды нет и не будет.


- То есть бороться и пытаться изменить ситуацию смысла нет?
- А ничего не изменится. Даже если ты каким-то чудом влезешь наверх, то сам превратишься в такого же, как они. Рано или поздно настанет момент, когда ты станешь таким же, может быть, даже не заметишь. Если ты честный – заметишь, нечестный – не заметишь. Власть развращает, сама власть. От этого все древние идеалы анархистов, абсолютно идеалистические. Они понимали, что власть развращает, поэтому у власти никого не должно быть. Но опять же, власть всё равно сформируется, даже если в другом виде. Значит, будет право сильного. Не будет власти, не будет полиции, значит, кто здоровее, тот пойдёт остальных мочить, отбирать у них что-то, потому что так устроено человечество. Каждый хочет у соседа что-то отобрать. Сегодня не хочет, завтра захочет. Не нравится мне лошадь твоя, значит, жена у тебя красивая, заберу жену. И к этому надо спокойно относиться, это всё в глубине человеческой породы забито. Не просто так древние христиане говорили, что человек, вдохнув, уже грешен. Плод ещё безгрешен, родился, сделал первый крик - всё, уже грешен. Будучи человеком, ты не можешь не грешить. Ты такой родился.


- Важно ведь не только пытаться быть идеальным и безгрешным, но сколько человек пытается сделать для других. Даже во власти. Да, они заботятся о себе, но должны не забывать про народ, для которого по идее работают.
- Не верю я в чистые устремления тех, кто у власти, не бывает так. Потому что сейчас порог попадания во власть такой, что просто так туда не пройти. Чтобы вот такой хороший парень, которого соседи решили выбрать в депутаты - «Ну давайте его выберем, Серёга, он же такой хороший парень» - и его сделали депутатом, потом дальше. Нет, так не бывает. И людей таких мало, которые это понимают. Любой человек в нашей стране, который был на домкоме или домсобрании понимает, что там никогда ничего невозможно решить, это всё закончится галдежом, криком, потому что все правы. Нереально.


- Голосование – выход.
- Демократия – это утопия. Демократия – это когда маленькая кучка манипуляторов использует мнение большинства. Потому что люди в основном дураки. Они не способны стратегически мыслить. Они хорошие могут быть, добрые, ласковые, хорошие отцы и матери. Но они в массе - дураки, они стратегически не мыслят, мыслят очень узко. Их обмануть легко - всего лишь надо быть хитрым. Какой-то политик что-то пообещал, обманул и вот он уже какой-нибудь министр. И к нему уже не подберёшься. Это где-нибудь в Штатах к конгрессмену можно всё-таки на приём записаться и спросить: «Вот ты обещал в позапрошлом году нам стадион в Окленде починить, где ремонт стадиона? Мы тебя больше не переизберём». А у нас попробуй, сразу скажут «Вася, иди отсюда». Как поговорка есть «Пацан сказал – пацан сделал, но это всегда два разных пацана» (смеётся).


- А Вы на Запад ещё собираетесь на гастроли?
- Пока «Sidilarsen» прониклись, вот во Францию поедем опять, они нас зовут. У них будет юбилей, хотят только нас на разогреве. И они тоже прониклись творчеством «Северного Флота». Насколько я понял, контора, которая устраивает их гастроли по Европе, всячески нас рекомендует, именно их менеджмент занимается этим вопросом. Наш менеджмент теперь будет их представлять здесь, как это обычно делается, их менеджмент - нас во Франции. И не просто по дружбе, они действительно заинтересованы. Отзывы во французской прессе, среди журналистов, были довольно позитивные. Группа «Северный Флот» у них через автопереводчик переводится как «Северный Поток». И писали, что группа явно недооценённая, ей надо дать дорогу и посмотреть, что будет.


- А куда-то дальше, может быть, в Америку?
- Слушайте, ну рано пока. Можно и в Америку, но там большая русскоязычная диаспора. Приезжать туда как экс-«Король и Шут» не хочется. А во Франции мы начали с самого низу, с клубной борьбы. Если ехать в Америку, то любой промоутер, даже если возьмётся, а это ведь далеко и дорого, то именно как за
экс-«Король и Шут», а нам это не надо. Всё, эта история закончилась. Наживём свой материал хороший, с которым не стыдно будет поехать. Для этого нужно сначала вписаться туда самим, полететь на какой-нибудь фестиваль, попытаться переговорить с лейблом, который возит артистов по клубам, с какой-нибудь группой точно также, на разогреве у них поиграть. Это всё возможно, почему нет. В отдалённой перспективе. Нет пока такого расписания. Нам сейчас нужно будет наваять прекраснейший альбом, третий, и тогда уже смотреть дальше. Нам нужен ещё материал, лучшие наши песни пока не написаны (улыбается).

- Готовится третий альбом?
- Да. Альбом готовится всегда. Я записываю второй, у меня уже намётки на третий. Такой процесс вялотекущий. Просто когда ты говоришь, что начал заниматься новым альбомом, ты всего лишь ускоряешь этот процесс, начинаешь более плотно садиться, какие-то рифы более конкретно подбирать.


- Александр, а что касается той части тура, когда Вы ездили на Украину?
- В Украину. Конечно, по-русски правильно «на Украину», но украинцы обижаются, их можно понять. Я теперь говорю: «в Украину». С одной стороны, нормы русского языка, с другой - если это людей оскорбляет, мне не сложно, я буду говорить «в Украину». Просто из уважения.


- Не случалось ли у Вас во время поездки конфликтов, неприязни на национальной почве?
- Честно, нет. До этого там и наши друзья были, Глеб Самойлов, например, группа «Matrixx», кто-то ещё ездил из знакомых. С тем, о чём Вы говорите, не было никаких проблем. Допустим, у них действительно что-то есть, хотя я этого не видел, не знаю. Может, есть часть населения, которая негативно относится к России, и понятно, почему. У них пропаганда, у нас пропаганда. Может быть, у них полстраны считает, что Россия «отжала» Крым, что на Донбассе всё это устроили русские. Неважно, так это или нет, пропаганда работает. Надо говорить так, значит они считают так. Я тоже не могу судить, я там не был - на Донбассе, в Крыму, я не могу судить. И никаких оценок этому давать не могу. Мы не замечали. То ли потому что реально ничего нет, то ли потому, что не стреляют в пианистов. Мы проехались по клубам, мы заранее объявили, что плевать мы хотели на любую политику, и на наше правительство, и на украинское – абсолютно. Я лично не выбирал ни нашего президента, ни их президента. Это так получилось - так в наше время на славянском пространстве выбирается президент. Вот откуда он взялся? Никто не знает. Этого Ельцин назначил, того тоже, не знаю кто, Госдеп (улыбается). Мне плевать. Есть люди, они нас ждут, мы поехали играть. Незачем терять радость общения с фанами. В Украине фаны изголодавшиеся, у них мало русскоязычной музыки сейчас, они были совершенно счастливы, это были очень клёвые концерты. Даже не потому, что народу было биток, это реально было очень круто.

- То есть принятие публики было очень тёплым?
- Шикарнейше вообще.


- А не было опасений из-за того, что есть сейчас такая неприятная реальность, что когда наши российские артисты едут в Донецк или Луганск, их встречают героями, когда они ездят в другие города Украины, то может появиться неприятие от российской публики, или даже, грубо говоря, какие-то репрессии?
- Да, может такое быть.


- И когда Вы поехали в Украину, не было опасений, как будете возвращаться назад?
- Да не было опасений. Я, конечно, понимаю, что люди не идеальные, но мы, проехавшись по Украине, дав концерты, если бы после этого мы вернулись в Россию и нам стали за это предъявлять, меня бы это сильно разочаровало в нашем народе. Ну какое тебе дело? Там эти несчастные живут, там их своё правительство унижает, им и так несладко, и есть нечего, и газ дорожает. Тебе то что, мы поехали играть для людей. Мы в политику не лезем. Что нам могут предъявить? Мы поехали за свой стакан красненького, сыграли для людей и всё. С нашими артистами, которые теоретически имеют проблемы, там всё не так просто. Это люди, которые открыто выступают за Донбасс или против. Мы не лезем в это. Я не знаю, что сейчас на Донбассе, не мне судить об этом. Мне очень жаль этих людей, я сочувствую им ужасно. У меня песня об этом написана «Каждую Ночь» - это о Донбассе. Но сочувствую я людям, я не могу сказать, кто в этой ситуации прав, а кто виноват. Все виноваты. И я виноват, и он виноват, люди Украины и люди России - все не досмотрели. Нас спрашивали пару раз «Поедете ли вы на Донбасс?». Я честно говорю – не поедем. Пока там ситуация не устаканится, не поедем. Не потому что я поддерживаю или не поддерживаю кого-то, а потому что там стреляют. А у меня трое детей. И если, не дай бог, мне в башку залетит какая-нибудь 7,62, кто моих детей будет кормить? Обычный, крестьянский мой интерес - туда не ехать.


- Абсолютно нормальный интерес.
- Это, на секундочку, жизнь. Кроме своей жизни, у меня другая ответственность – дети, жена.


- Александр, а у Вас была когда-нибудь мысль открыть свою школу рока, например?
- Нет. По одной простой причине – я стал что-то мало-мальски из себя представлять только потому, что ни в какой школе рока не учился. Всё, что тебе надо, в тебе уже есть. Как говорит Поручик, если цензурно - «Надо много заниматься».


- Ну где-то заниматься надо.
- А где я занимался? Своя гитара появилась только к 21 году. Одалживал какие-то вёдра и на них дренькал. Короче, как говорит Поручик, фигачить надо!


-Александр, спасибо большое за разговор, было очень
интересно.

- Спасибо, всего доброго.


Посмотреть фотоотчёт с концерта Нижнем Новгороде и Санкт-Петербурге.


RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!