Панк и протест-интервью нового русского поэта. Лёха Никонов для портала Месмика

Панк и протест-интервью нового русского поэта. Лёха Никонов для портала Месмика
Источник фото:
Официальная страница Вконтакте


Лёха Никонов — скандальный и непонятый, поэт и «немузыкант», лидер группы «Последние танки в Париже» в самом необычном интервью, которое мы получили перед благотворительным фестивалем «Дадим миру шанс». Честный до предела, спрятавшийся за красоту своей придуманной эстетики — это человек с удивительным взглядом на мир

- Инициатор проведения фестиваля Движение "Красота, спасающая мир". На Ваш взгляд, что сейчас может спасти мир от жестокости и агрессии? Красота? Искусство? Чувства?

- От жестокости и агрессии никто и никого не спасёт, но мы можем определиться в своём отношении к этому. Этическая позиция это всегда индивидуально. Как только кто-то хочет её с кем-нибудь разделить, в дело вступает именно эта самая агрессия. Может, и в других формах, но сути это не
меняет.


- Если агрессия возникает при столкновении двух этических позиций, то получается, что жестокость изначально порождают благие намерения? Такой плюс на плюс, дающий минус?


- Ну конечно! Это проблематика Достоевского, вспомните того же Раскольникова или Карамазова. Никаких новостей здесь нет.


- Есть ли какие-то особые проблемы, на которые Вы бы хотели обратить внимание участием в этом фестивале?


- Главная проблема для нас - это несправедливые войны,которые ведёт наше государство. Отворачиваясь от этого, мы только усиливаем последствия, а они себя ждать не заставят.


- Вам не кажется, что большинство не отворачивается, а поддерживает эти войны? И это страшнее - люди даже не пытаются делать вид, что не замечают последствий, а радуются им?


- Это пропаганда. Нам так удачно вправляют мозги, что мы начинаем думать, что это мы сами их правим.


- Насколько в современном мире жива поэзия, и развивается ли она? Сейчас всё стараются упрощать — стихи становятся текстами, тексты максимально просто адаптируют для понимания среднего зрителя. Насколько большой пласт людей сейчас готовы воспринимать сложные поэтические формы, и есть ли смысл пытаться достучаться до многих?


- Поэзия всегда, ну или почти всегда, была в оппозиции к современной русской жизни, будь это 18, 19 или 20 век. Её непреходящее значение, конечно, не в этом, но это очень симптоматичный вектор, не находите? Что касается всяких упрощений - это нормальный процесс. Современникам всегда и везде видится упадок. Давайте немного подождём!


- А чего именно подождём? Того, что следующему поколению даже наш уровень развития искусства будет казаться подъёмом? Так это и есть упадок и деградация, разве нет?


- Подождем Нового Русского Поэта. И поверьте, он придёт! Что касается деградации и прочего, я бы посоветовал Вам изучить египетские надписи на пирамидах и предметах быта. Они полны
рефлексии на этот же счёт!


- Используете ли Вы для стимулирования вдохновения какие-то духовные практики, близки ли Вам религиозные учения?


- Никогда.


- Какие из последних событий в России и мире, политических, социальных, культурных, взволновали Вас настолько, что захотелось высказаться об этом? Используете ли Вы соцсети для донесения широкому кругу своей жизненной позиции? Или для этого хватает песен и стихов?


- Оккупация. Я считаю,что вполне высказался на нашем последнем альбоме.


- Вы прислушиваетесь к мнению критиков и зрителей о своём творчестве? Бывали случаи, что, например, меняли программу выступления, прочитав отклики, или отказывались от каких-то музыкальных экспериментов, если они не находили положительных откликов?


- Никогда.


- Вы собираетесь летом на фестивали, в частности, на "Доброфест"? Если да, то есть ли понимание, какая на нём будет программа?


- Пока нет. Я ещё об этом не думал, да и на фестивали нас всегда приглашают с нереальной осторожностью по причине моих скандальных выходок.


- "Доброфест" - это панк-фестиваль, там никто не ждёт приличного поведения, всё ж таки не симфонические оркестры собираются. Или даже среди коллег по цеху Ваше поведение чересчур вызывающее? И почему вам так абсолютно всё равно, как и где будете выступать, насколько успешно?


- У меня плохая репутация даже среди коллег, и Вы это знаете! И я не думаю, что это панк-фестиваль.. Ну, судите сами хотя бы по названию (а как корабль-то плывет?) ДОБРО фест.... В панк эстетике - это чумное слово, не находите? Чисто вербально? А вербальность это по сути высшая реальность, которая нам доступна в ощущении. Хотя я в этом ничего не понимаю. Я же не музыкант. Я поэт.


- Одно другому как-то должно мешать? Поэт, да, конечно. Музыкант - да. Вы же лидер группы, не похожей ни на что, но по-своему успешной. И как это мешает одно другому?


- Мешает моя немузыкальность... я пою мимо и плохо.....спасает только поэтическое чутье.
Давайте говорить прямо. Певец из меня не очень.


- Ну вот Вы сегодня выступаете на фестивале о красоте, спасающей мир, и вообще о добре в максимальном его проявлении, заботе о других. И что? сказать, что это противоречит идеологии панка и отказаться от выступления? Ну, как так мы же и должны разрушать. Или как?


- А я очень этого не хочу - именно как панк.... Меня всё возмущает в этом фестивале! Но....в данном случае, именно что Этическая стена. Или я остаюсь в своём субьективном противостоянии вообще всему. Или имею силы говорить о своей этической позиции в отношении этого кровавого ужаса, а она как
раз однозначна! Всё по Шестову! Этика против эстетики. Тем более я понимаю, что ничего этот фестиваль не изменит и ничему не поможет. Это абсурдная ситуация. Но, как человек абсурда, я вступаю в неё!


- У Вас есть привычки, с которыми хотелось бы бороться, но не получается? Если не секрет, конечно.


- Ну конечно! Кое-какие я поборол. И очень горжусь этим. Про себя!


- Когда готовился к выходу сборник стихов за 20 лет, сложно ли было собрать всё творчество за такой довольно долгий период? Возникало ли чувство ностальгии о тех переживаниях, событиях, благодаря которым стихи рождались когда-то? Не было ли мыслей вроде: «А вот тогда я мог поступить по другому»?


- Нет. Я всегда мыслил сборниками - это у меня от французов. Поэтому мне надо было просто откорректировать все мои пять сборников и выпустить их, не подчиняясь внутренней цензуре! О, как же мне хотелось выправить половину из этих стихов! Но разве можно выправить своё прошлое, которое привело меня к сегодняшнему Я? Это было бы несправедливо и просто пошло. Я себя
удержал!


- Если очень хочется исправить давние стихи, то почему не выпустить какой-то отдельный сборник "Новый/старый Никонов?". С учётом нового опыта, мастерства, явно выросшего за 20 лет. Возможно, читатели бы оценили и чуть лучше поняли бы Вас как поэта. Или как человека.


- Никогда не предам себя прошлого. Тем более, что и смысла в этом нет.... вспомните пожелания Бродского не печатать его ранних стихов. Они выполнены? Так-то!


- Алексей, за что Вас когда-то уволили из газеты?


- За вопросы! Там, кстати, именно столкновение этики и эстетики было......Я, признаюсь, не выношу первое и в восторге от второго, что не могло не сказаться на качестве публикуемых мной материалов. Я всегда ставил на внешний эффект и игнорировал мораль, что в условиях провинциальной журналистики
в любое время просто самоубийственно. Но тогда были времена самой большой гласности в нашей
стране и около года меня терпели. Они выдерживали и жалобы трудящихся и письма из отделения, но на морали они и споткнулись. Вообще для поэта - газета довольно интересный опыт. Вспомните Бальзака!


- Как ни странно, меня это радует. Во времена разгула вседозволенности в СМИ, кто-то спотыкался об этику и мораль. Я предполагала, что как раз Ваш стиль и должен был иметь успех. Неожиданно.


- Ну, успех это громко сказано, но возмущенных тружеников и огорченных милиционеров я видел лично!


- Штурмовали редакцию с целью морду набить?


- О, да. Однажды пришел рабочий в буквальном ватнике и швырнув на стол желтую газету с моими скромными виршами трагически спросил редактора: "Что это?" А отделение милиции натурально составили письмо в коем просили того же несчастного редактора сменить креатуру. Было весело.


- Страшно интересно, что же там такое писали.


- Комиксы с главными героями и наркоманами Гогой и Фогой, статьи за крикливыми названиями, немного стихов и сплетен, да два-три фельетона про местные бары, что вообще кончилось фарсовым разговором в машине местного бизнесмена, интервью с одиозными личностями, хотя были и нормальные интервью...К примеру у Михаила Борзыкина и Андрея Битова....повторюсь, что это
был важный для меня опыт.

- Алексей, Вы ставите в приоритет эстетику, полностью отрицая этику?


- Я ее не отрицаю, я ставлю ее в подчинённое положение по отношению к эстетике, что нормально для поэта. Как только мы эстетику (внутри себя, конечно) начнем ставить выше этических
вопросов, станет намного веселее.


- Получается, красота формы важнее содержания? Или степени влияния на зрителя?


- Эстетика - это не только красота! Вы снижаете такими словами ее пафос, что понятно. Ну, конечно, эстетика куда важнее в художественном произведении, нежели этика - вспомните Набокова, Пруста или Селина! Они вполне себе обходились, и стали главными писателями 20 века! Или как? Это линия,
впервые объявленная формально, кажется, Бодлером, и именно она дала нам самых неожиданных поэтов от Рембо до Пригова!


- Спасибо, Алексей, за интересное интервью, удачного грядущего
выступления в MOD.


Интервью брала Бенусова Ульяна

kat
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!