КОПЕНGAGЕН: нужно ли стремиться к утопии?

КОПЕНGAGЕН: нужно ли стремиться к утопии?
Источник фото:
Наталия Костромина

В первый весенний день на московской сцене клуба «Шестнадцать тонн» невероятно зажгли гости из Санкт-Петербурга, победители «Чартовой Дюжины» группа «КОПЕНGАGЕН». После мощнейшего сета, который не оставил в зале ни одного равнодушного, лидер команды, Антон Корсюков рассказал МЕСМИКЕ о конкурсах, о новом альбоме «Утопия», о том, как пишутся песни, о предстоящем большом туре и о том, что волнует и трогает музыкантов.

Как вас Москва встретила? Часто здесь бываете?
Антон: Москва приняла просто обалденно, потому что у нас давно не было здесь концертов. Сегодня мы были на сцене с прекрасной командой «Дайте2», был почти полный клуб «Шестнадцать тонн», и это было здорово! Мы в этот вечер играли новую программу целиком, от начала до конца. Конечно, что-то мы выкладывали в интернет, но были люди, которые вообще этих песен не слышали. В итоге, они дослушали новые песни до конца, впитали их. Только потом мы сыграли старые вещи! По-моему, это было здорово!

По моим личным ощущениям, между тем, что я ранее слышал в записи и тем, что я услышал на вашем живом выступлении, огромная разница! Вы своей энергетикой добавляете очень много. Это действительно было круто!
Антон: Так всегда происходит. Для этого люди и ходят на живые концерты – впитать другую энергетику. Очень часто это невозможно передать через запись.

Вы за свою историю достаточно часто участвовали в различных конкурсах. Побеждали. Как важно молодым командам участвовать в них? Что вам дали эти конкурсы?
Антон: Не только побеждали, но и проигрывали. Участвовать в таких конкурсах очень важно! Они нам дали абсолютно всё. Через эти конкурсы мы получили нужные контакты в музыкальной индустрии в самых разных направлениях, в том числе в Санкт-Петербурге, хотя там музыкальная индустрия, на наш взгляд, не так хорошо развита, как в Москве. Благодаря этим конкурсам нами заинтересовались некоторые промоутеры, продюсеры, хотя изначально мы этого даже не знали. В отличие от фестивалей, конкурсы обычно поддерживают лейблы, радиостанции, торговые марки. Там есть серьёзные призы. Я не знаю всей подноготной, но мне кажется, что благодаря этим конкурсам мы попали в итоге на НАШЕ Радио», на фестиваль «MAXIDROM», где мы выступали на разогреве у группы «Imagine Dragons».
Поэтому я советую всем молодым группам участвовать в различных конкурсах и не волноваться из-за поражений. Это, в любом случае, отличный опыт.

Пока для вас самое большое достижение – премия хит-парада «Чартова Дюжина» в номинации «Взлом» в 2015 году. Какие вершины планируете штурмовать дальше?
Антон: «Чартова Дюжина» – это не совсем конкурс. Нас номинировали, когда мы уже доказали что-то сами. Нас выбрали из пятёрки лучших групп, где были, например, группы «Северный Флот», «Brutto», «LaScala». А «штурмовать» нам хотелось бы «вершины» человеческих сердец и душ. Нам не интересны вершины каких-то чартов. Мы хотим, чтобы то, что мы делаем, что пытаемся донести через музыку и тексты, дошло до большего количества людей. А доказывать кому-то что-то, получать премии – это не самоцель.

Для вас важен вопрос стиля? Как вы сами свой стиль можете определить? Этот стиль с годами меняется?
Антон: Нет. Я несколько лет думаю о том, что вопрос стиля для нас не важен. И тем не менее понимаю, что в каком-то определённом стиле мы играем. Но мы это делаем не нарочито, задавая себе заранее какие-то рамки. Просто так получается. К тому же мы экспериментируем всё время, делаем это очень часто. Например, сегодня мы играли песню «Египетский песок» из нашего нового альбома. Она записана со струнным трио и детским хором.

У вас вышел новый альбом «Утопия». Сегодня вы сыграли его полностью. Понятно, что у каждого слушателя складывается своё мнение о музыке. Мне же интересно именно мнение автора о его произведении! О чём этот альбом, эти песни? Какие мысли, идеи вы хотите донести вашим слушателям? Расскажите о нём подробнее.
Антон: Альбом является концептуальным. Это история простого человека, живущего в обычном, может быть, криминальном и грязном спальном районе мегаполиса, Москвы, Санкт-Петербурга или какого-то города России. Это человек задумывается о своей жизни и размышляет на тему разных историй, связанных, например, с выходом из зоны комфорта, с расслоением общества, с мировыми катаклизмами, с личными поражениями и так далее.
Почти весь альбом, если его внимательно послушать, написан от первого лица: там присутствуют слова «я», «мне». Это переживания одного человека. Не мои личные переживания, а какого-то абстрактного героя.

Если рассмотреть период с момента выхода первого альбома до «Утопии», то как вообще за эти годы изменились «дети 90-х, тинейджеры 00-х»? Кем они стали?
Антон: Мы просто повзрослели. Мы стали старше в своих суждениях, мыслях. Начали задумываться сами и мотивировать людей не просто словами: «Давайте, ребята, встаньте! Сделайте что-нибудь клёвое и будет хорошо!», – а через осознание проблемы. В альбоме «Утопия» мы в некоторых песнях проблему поднимаем, но ответа на неё не даём. Тот герой, о котором мы говорили, осознал проблему, но готового решения не даёт.


Почему именно «утопия»? Ведь утопия – это нечто идеальное, но недостижимое.
Антон: Да, я даже хотел дать альбому название «Утопия?», с вопросительным знаком, но потом от этой идеи отказался. Действительно, утопия – это идеальный мир, но ничего идеального не бывает. И наш герой размышляет об идеальном мире, который он хотел бы построить вокруг себя. Он пытается сделать какие-то шаги, чтобы в его персональном маленьком мире было хорошо, а что вокруг происходит, для него не важно. И здесь возникает вопрос: стоит ли так делать? Возможно, надо, наоборот, посмотреть вокруг себя, что там происходит, что-то попытаться изменить. Поэтому у нас на обложке альбома «Утопия» изображена девушка довольно вызывающего вида: с «тоннелями» в ушах, с огромной татуировкой, с рыжеватым цветом волос. Вокруг неё стоят манекены. Они символизируют превращение общества в идеальное и утопичное, которого так хотелось достичь. И девушка тоже постепенно превращается в такой же манекен: у неё уже белеет шея и часть лица. Главный вопрос, повторюсь, в том, надо ли добиваться такого идеального общества, мироощущения?

Вы много гастролируете. В прошлом году был тур. В этом году вы тоже отправляетесь в тур: Урал, Новгород, Карелия… Что-нибудь интересного для зрителей планируется?
Антон: Самое интересное – это презентация альбома «Утопия»!
Города – Пермь, Ижевск, Екатеринбург, Челябинск. Затем перелёт в Великий Новгород, Петрозаводск. Очень большой концерт ожидаем в Питере, потому что мы впервые в жизни вышли на площадку больше 1000 зрителей, клуб «Космонавт». Не знаю, соберём мы зал или нет, но в Питере мы немного более известны. Затем нас ждёт Подмосковье, Орехово-Зуево, Владимир, Тверь. Будем презентовать наши идеи и рассказывать о том, что для нас важно на данный момент. В других городах программа будет такая же как и в Москве.

Концерты сами организуете или профессиональные организаторы? По какому принципу отбираются города?
Антон: Частично сами, частично сторонние организаторы. У нас был однажды маршрут в 2014 году, и мы по нему ездим, подключая дополнительные города.

Публика в городах отличается от столичной?
Антон: Очень сильно! Где-то публика изголодавшаяся, где-то, наоборот, «перекормленная», как ни странно. Там, где правильно работают промоутеры и привозят всех, кого не лень, людям есть, куда ходить, и это очень хорошо! Публика там более простая. Она не заигрывает с тобой и честнее. Мне иногда даже больше нравится играть где-то в провинции, чем в Питере или Москве.

Сегодня вы выступали с группой «Дайте Два». По звучанию они сильно отличаются от вас. Как вы нашли друг друга? Что вас с ними связывает?
Антон: Первый контакт произошёл через нашего директора, а потом сами связались с Люсей, подружились, встретились. Когда она была в Питере по своим делам, то заехала к нам на репетицию, и мы придумали сделать совместную песню. Мы её и сделали, она сегодня звучала. Люся тоже предложила сделать песню с Сашей, и эта песня тоже сегодня прозвучала. Так всегда и бывает с музыкантами: всё происходит очень спонтанно! Нет никакого правила или схемы.

Какие-то другие совместные проекты у вас могут быть?
Антон: Могут быть. Но пока мы об этом не задумываемся. Сейчас мы были нацелены на выпуск альбома. Мы его выпустили и очень им довольны! Теперь нам нужно отработать тур. А дальше – пусть всё будет спонтанно! Так, на мой взгляд, и честнее, и приятнее!

Вы в прошлые годы активно участвовали в фестивалях. В этом году по участию в фестивалях переговоры ведутся?
Антон: Да, конечно ведутся, но пока об этом говорить рано.

На каких площадках больше нравится выступать: на небольших и «местных» или больших?
Антон: Мне вообще не нравится выступать на фестивалях, на опен-эйрах, потому что туда публика приезжает не для того, чтобы слушать твою музыку, а для того, чтобы отдыхать. Мне нравятся закрытые фестивали на больших аренах, например, в «Stadium Live», «Подвал» у нас в Питере, «Юбилейный». На мой взгляд, туда люди приходят именно для того, чтобы послушать музыку. А на опен-эйрах народ хочет выпить, погреться на солнышке, а музыка идёт как дополнение. В этом все опен-эйры очень похожи.

У вас есть свой фан-клуб? Как вы контактируете с поклонниками?
Антон: Да, есть. Общаемся, в основном, через соцсети. Они у нас спрашивают трек-листы на случай флешмобов, просто делимся впечатлениями. Переписки обычно происходят спонтанно.

По концертам и городам с вами кто-нибудь из поклонников ездит?
Антон: Да, вот сегодня в Москву неожиданно приехала наша подруга, хороший человек, который ходит к нам на концерты, Лена Мухина. Она позвонила и сказала, что хочет ехать с нами, узнала, в каком мы вагоне поедем, купила билеты, и мы ехали вместе!

В ваших песнях есть отсылки на Ницше, Заратустру. Какие ещё литературные произведения вас вдохновили, произвели впечатление? Это, может, и не нашло отражения в песнях...
Антон: У нас есть песня «Сто лет одиночества». Конечно, всё, что мы слушаем влияет на нашу музыку. Всё, что мы читаем, так или иначе, влияет на написание текстов. Это относится, в частности, и к песенной поэзии. В какой-то момент мы просто обнаглели и использовали в названии песен и текстах целые цитаты из других авторов. Нам сказали, что авторские права это уже не нарушает, так что, всё нормально!

Вы пишете песни только на свои стихи или есть песни на стихи других известных авторов?
Антон: Нет, мы вообще пишем не песни на стихи, а стихи кладём на музыку: сначала пишем музыку целиком, а потом под неё сочиняем текст.

Цель для группы до вашего 10-летнего юбилея? Чего бы хотелось достичь? К чему будете стремиться?
Антон: Десять лет нам ещё не скоро, наша группа официально образовалась 17 октября 2010 году. Нам ещё семи лет нет! Мы чуть раньше начинали вместе играть, тогда ещё другим составом. Только позже появился бренд, появилось понимание, куда мы движемся! До этого был период поисков.
А цель – это донесение нашего нового альбома «Утопия» до максимально возможного числа слушателей всеми возможными способами: концерты, интернет, радио, телепрограммы и это интервью, в том числе. Потому что эти вещи, хоть осмыслены и написаны недавно, но они нас по-настоящему очень трогают!

Мы вам этого от души желаем!

Беседовал Игорь Синёв

RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!