Dawn of Disease: Каждый следит за собой, чтобы выйти на сцену и сыгранно выступить

Dawn of Disease: Каждый следит за собой, чтобы выйти на сцену и сыгранно выступить
Источник фото:
Olga Anello // МЕСМИКА

Недавно вышел новый альбом death-metal группы из Германии Dawn of Disease, альбом под названием Ascension Gate, и это отличный повод встретиться с ребятами и поговорить о важных вехах их творчества. О том, как на свет появляются новые творения, о недавнем переходе на другой звукзаписывающий лэйбл и и вообще обо всем понемногу. Фронтмен группы Томаш (Tomasz Wisniewski) и гитарист Лукас (Lukas Kerk) уделили нам несколько минут и поведали о том, что творится за кулисами Dawn of Disease.

Привет, рада с вами встретиться, меня зовут Ольга.

Томаш: Привет, я Томаш.

Лукас: А меня зовут Лукас.

Отлично! Вчера я была на вашем концерте. Как ваши ощущения? Какой вам показалась атмосфера?

Т: Нас приняли очень позитивно. Парни в отличие от меня были на сцене уже заранее и видели реакцию публики: как люди поддерживали нас лесом рук и ревом толпы. Было очень круто.

Л: Да, особенно гитаристы - я, Оли (Oliver Kirchner) и басист Кристиан (Christian Wösten) смогли это прочувствовать в полной мере. Мы стояли как раз спиной к публике, когда конферансье объявил о нас, мы повернулись и в этот момент мы подумали, о боже, откуда взялись здесь все эти люди? И восторженные крики нескольких тысяч человек… это было потрясающе!

Да, это был чудесный момент. Ваш новый альбом, Asсension Gate, почти завершен. Он выходит так скоро после предыдущего…

Л: Да, мы несколько торопились, если честно. Прошлый альбом, Worship the Grave, вышел в июне…

Т: Да, кажется, 24 июня…

Л: И да, спустя год, чуть больше, выходит следующий. У нас просто было подходящее рабочее настроение, ведь мы получили так много положительных отзывов о прошлогоднем альбоме. От прессы, от фанатов, от знакомых и друзей. И тогда мы подумали, почему бы и нет? Почему бы не сделать на волне успеха и вдохновения еще один альбом? И мы сели, сосредоточились и вот результат.

Выходит, успех вдохновляет.

Т: Да, совершенно определенно. В том числе и успешные концерты, выступления перед публикой — они придают сил работать.

А что еще вас вдохновляет, помимо хвалебных отзывов и радости ваших поклонников? Возможно погода, какие-то события, может определенные люди?

Т: Ну главный источник вдохновения так или иначе - это музыка. Мы все очень любим метал, в особенности death-metal. И он не может не вдохновлять.

Л: А еще мы любим пиво! Оно тоже способствует творческому подъему.

Т: Наверно, это основные источники нашего вдохновения.

Шведский death-metal оказал сильное влияние на ваше творчество. А какие именно группы вы могли бы выделить?

Т: Шведский death-metal очень богат, есть куча групп, которые являются иконами стиля. Bloodbath, Dismember, Entombed, Hypocrisy. Но на самом деле мне нельзя что-то подобное говорить, потому что иначе в рецензиях на наши альбомы будут постоянно писать что-то вроде „они звучат как Amon Amarth, и Amon Amarth — крутая группа“. В Швеции очень-очень много ярких групп. У них свой собственный дух. Совсем не как у польского death-metal или у американского death-metal. Мы безусловно любим и тех, и других, но лично для меня — тут я могу говорить только за себя — для меня шведский death-metal обладает особой глубиной и чувственностью.

Да, пожалуй я соглашусь, Скандинавия вообще имеет яркую историю в отношении металла. Каково было начало работы с Napalm Records. Альбом прошлого года был первым, выпущенным на этом лейбле.

Л: Совершенно верно, наш первый полноформатный альбом Legends of Brutality вышел на NoiseArt Records, так же как и следующий за ним Crypts of the Unrotten. Но потом пришло время делать следующий шаг. Мы подали заявку в Napalm Records и они заинтересовались нами. Они проделали для нас отличную работу с Worship the Grave, что ощутимо продвинуло нас вперед, и потому мы были рады выпустить и следующий альбом снова на этом лэйбле. И мы снова видим результат. Ребята стараются для нас и выкладываются по полной. Для нас Napalm Records и правда замечательный партнер.

Это определенно очень приятно. Давайте вернемся на секунду к новому альбому, Asсension Gate. У вас есть на нем любимая песня?

Л: Мне трудно ответить на этот вопрос, потому что я написал все песни сам и это как выбрать любимого ребенка из десяти. Но может Томаш имеет предпочтение?

Т: Последнее время я часто слушаю этот альбом именно как фанат, как обычный слушатель и я слушаю его каждый раз целиком. И я точно не заметил чего-то, что звучит не достаточно хорошо. Но то, что я бы хотел все-таки выделить, это наверно Mundus Inversus, песня, которая длится чуть более девяти минут, зверски крутая, с мрачной, злой атмосферой и мне кажется, она звучит чуть иначе по отношению к остальному содержанию альбома.

Л: Мы, на самом деле, даже спрашивали нескольких людей, что-то вроде „ну какую из этих песен нам стоит рассматривать как хит, постоянно играть на концертах ну и вообще?“, и люди отвечали, что крайне сложно что-то выделить. Альбом получился очень целостным, и играть его надо целиком. И вообще я считаю, что это прерогатива поп-музыки: выдергивать пару песен из альбома. Мы стараемся выводить все песни на тот уровень качества, чтобы каждая была сама по себе выразительной и достойной. А не то что кто-то мог бы написать пару приличных композиций и забить все остальное время проходным, бессмысленным контентом.

В таком случае не стоит рассчитывать на ваш сборник типа „Best of…“

T: Хахаха нет!

Л: Точно нет!

Т: Я даже не знаю, если честно, у нас до сих пор пока только четыре альбома и один EP, и если вдруг кто-то предложил бы нам такое, я бы спросил, да что за бред?!

Да уж, раньше такое явление и правда имело место быть разве что в сегменте поп-музыки. Сегодня, увы, это не совсем так.

Т: Да, к сожалению.

Л: Согласен.

Есть ли что-то, чего вы боитесь? Относительно нового альбома, относительно выступлений и вообще в жизни?

Л: Ну что касается меня, то я боюсь, когда куда-то сильно спешу, застрять намертво в пробке. Это такой стресс, я очень не люблю опаздывать. И не люблю, когда люди опаздывают. Особенно это касается сцены. Мне даже приснился как-то такой кошмар, что я сижу где-то в туалете, и опаздываю на собственный концерт. Это было ужасно. Не то чтобы это были какие-то серьезные страхи, но это напрягает и я часто об этом думаю и опасаюсь таких ситуаций. Например, когда что-то идет не по плану, когда сбивается график. Не думаю, что это прямо страх. Но вот так.

Ну, в этот раз концерт начался точно вовремя, так что стресса удалось избежать.

Л: Да, точно!

А что вы предпочитаете, крупные концерты с большим количеством народу или скорее маленькие, камерные концерты?

Т: Ну и то и другое, безусловно, имеет твой шарм. Когда клуб совсем маленький, даже тесный, и туда умещаются в лучшем случае, скажем, сто человек, все равно это приносит ровно столько же много удовольствия, как если бы мы играли перед восемью тысячами человек. Дело в атмосфере и в настроении. Мы, конечно, играли на больших сценах. И это особые ощущения. Но мы так же с не меньшим удовольствием играли и играем на маленьких сценах. Году в 2012-ом, может 2013-ом мы играли в Гамбурге в Remedy Records, это магазин пластинок. Перед двадцатью или тридцатью людьми. Публика подобралась потрясающая, все получили отменное удовольствие и нам даже пришлось сыграть некоторые песни по несколько раз.

Л: Просто такие вещи и правда доставляют удовольствие.

А есть ли какие-то традиции, которые вы соблюдаете, например, перед выходом на сцену?

Т: Я думаю, мы все выпиваем по бокалу, как минимум по одному бокалу пива перед шоу. У многих есть разные традиции типа соприкоснуться кулаками или еще что. У нас ничего такого нет. Каждый готовится сам по себе.

Л: Мы подходим к этому совершенно спокойно, потому что чем спокойнее к этому относишься, тем спокойнее выходишь на сцену и публика это чувствует, а все эти вымученные ритуалы, типа „о нет, мы еще должны выпить Егермайстер!“ — и если это не удается, то тут же нападает паника — о боже, мы не успели выполнить наш ритуал! Мы на всем этом не заморачиваемся. Пару раз мы давали друг другу кулаком в морду, ха-ха, перед выступлением. Но это не серьезно, конечно. Но, в целом, мы конечно, и правда ничего не делаем. Каждый следит за собой, за собственной готовностью, чтобы выйти на сцену и сыгранно выступить, сформировать эдакий конгломерат.

Пожалуй, эту легкость и правда можно было почувствовать на концерте.

Т: Это очень круто, это главное!

И напоследок, может, вы хотите что-то сказать русским поклонникам вашего творчества?

Т: Пригласите нас к себе! Мы очень хотим поиграть в России. Я думаю, это было бы и в самом деле очень интересно. Я сам никогда не был в России, но я слышал от многих друзей, которые выступали в России, что это совсем иначе, не так, как где-либо в другом месте, в других странах. Все совершенно по-другому. Я бы очень хотел посетить Россию!

Л: ЗДРА-СТВУ-ЙТЕ! (по-русски)

Т: Мы очень, очень хотели бы сыграть в России.

Л: Надо, правда, добавить, что Россия все-таки просто огромная страна. И в ней совершенно точно то там, то здесь встречаются металхеды.

О да, в России очень много любителей подобной музыки.

Л: И мне кажется, чем дальше на восток, тем больше люди… как бы ценят это все. Может, потому что как раз не так уж и много концертов там проходит. И люди по-настоящему отрываются. Я помню, мы играли в Польше.

Т: Да, это было супер!

Л: Это вообще невозможно описать словами! В России это должно быть что-то сногсшибательное. Да и саму страну, ее культуру я бы тоже очень хотел узнать поближе.

Т: Только я бы хотел попросить, если мы приедем, пожалуйста, не отправляйте нас в тюрьму, как Behemoth и не оплевывайте нас, как Belphegor.

Л: Да, мы совсем не такие уж сатанисты, мы делаем очень милую музыку.

Беседовала Olga Anello

RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!