Татьяна Толстая с лекцией в Эрарте в рамках фестиваля День Д

Татьяна Толстая с лекцией в Эрарте в рамках фестиваля День Д

В начале сентября в Санкт-Петербурге, во многом благодаря инициативе историка Льва Лурье, проводится фестиваль памяти Сергея Довлатова «День Д». Пускай Петербург и не является родиной писателя, но с ним связаны долгие и очень важные годы его жизни. 7 сентября в музее современного искусства «Эрарта» об эпохе, на которую пришлась молодость Довлатова, рассказала другая признанная легенда литературы, писательница Татьяна Толстая.

Лекция Татьяна Никитичны называлась «Мои шестидесятые». Это годы второй после Хрущёва «оттепели», когда советские люди получили чуть больше свободы, когда на прилавках появились какие-то товары, можно было купить себе книги и даже выехать за границу. Уже в семидесятые таких возможностей не было.
В шестидесятые годы Татьяна Толстая ходила в школу, поступала в университет и сохранила немного романтическую обстановку того времени в своей памяти, поделившись ею со зрителями.
Для того, чтобы пришедшие лучше прочувствовали атмосферу времени, вечер начали с показа на большом экране фотографий шестидесятых годов. Эти фото не показывали каких-то конкретных людей, о которых можно было рассказать историю, но именно отражали дух эпохи через мелочи, которые отличают каждое поколение. Это одежда, обувь, причёски, детские коляски или игрушки, еда, мебель в квартирах. Всё изменилось за пятьдесят-шестьдесят лет, но у многих присутствовавших в зале эти фото вызвали самую живую реакцию: они комментировали и дополняли своими воспоминаниями из детства. В итоге демонстрация фотографий перешла в оживлённый интерактив со зрителями.
Показав все слайды, Татьяна Никитична приступила, собственно, к теме лекции — стала рассказывать о шестидесятых годах. Несмотря на волну «оттепели», проблемы стояли те же, что и в другие советские годы. Невозможность купить красивую одежду, небольшой выбор продуктов, «доставание» интересных вещей у спекулянтов.
Рассказала писательница о походах к портнихе, которая приворовывала ткань заказчиков, внушая маленькой Тане, что она толстая, о спекулянтке, у которой была неслыханная по роскошности вещь — мохеровый плед.
Атмосфера Ленинграда тех лет через воспоминания рассказчицы становилась реальной и живой, погружая в тот период снова и снова.
Вторую половину вечера посвятили ответам на вопросы, на каждый Татьяна Никитична ответ давала максимально полный. Рассказала о жизни в Америке, с которой многое её связывает, где сейчас её сын, и где она сама прожила десять лет. Оказалось, даже востребованному, талантливому, интеллигентному человеку, преподавателю и писателю, нелегко в совершенно чужой стране. Культурный барьер преодолеть сложно, и вопрос, возможно ли насовсем слиться с чужой культурной средой, так и остался открытым.
Как у писательницы у Толстой появлялось желание чуть схалтурить при создании текста, ведь особенность и индивидуальность всё равно теряются при переводе. Как человеку не хватало искренности и открытости в дружеском общении. Как у преподавателя художественного письма накопилась усталость от огромного количества бездарных текстов.
По этой же причине, отвечая на вопрос, кого сейчас читаете, Татьяна ответила — никого современного. Чужие хорошие книги мешают созданию своих произведений или, наоборот, мысли о своих мешают погрузиться в мир другого автора, а плохих она видела и так слишком много.

К сожалению, многие зрители недостаточно внимательно прочитали описание встречи и не дали себе труд вникнуть в суть мероприятия. Совершенно чётко было обозначено название вечера «Татьяна Толстая. Мои 60-е» и сказано, что рассказывать будут о том периоде. Пришедшие почему-то посчитали, что им расскажут о Довлатове, и, не услышав ничего из того, что ожидали, стали массово покидать зал. Выглядело это весьма демонстративно, такое отношение в родном для писательницы Петербурге изрядно удивило. Всё же прежде чем куда-то идти, рекомендуется понять, что принесёт встреча, лекция, концерт. Тем более когда информация эта весьма открыта и доступна.

Встреча с одной из центральных героинь современной российской литературы именно в рамках фестиваля «День Д» позволила не просто ощутить то время, когда зарождалась карьера Довлатова, на чём он мог строить свой мир, передаваемый в произведениях, но и лично увидеть, поговорить, узнать побольше из первых рук о жизни в то время в Ленинграде и Москве, в Европе и Америке. Сравнить, каким был мир тогда.

Автор статьи Ульяна Бенусова

RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!