Группа Zansky: Мы каждый раз выигрываем Revolution, просто не все это знают

Группа Zansky: Мы каждый раз выигрываем Revolution, просто не все это знают
Источник фото:
https://vk.com/zansky

Стиль группы Zansky до конца не могут определить даже они сами. Для таких креативных людей ничего не стоит изобрести свой - ведь именно они стоят у истоков русского кантри и как никто знают, что это такое. Именно об этом, а также о фестивалях, цигун-йоге и инь-ян энергии в музыке мы поговорили с участниками группы на фестивале Revolution Open Air.

Месмика (М) – Представьтесь, пожалуйста.

Сергей Стародубцев — мандолина, вокал. Нет, просто вокал. Нет, восьмиструнное банджо.

- Александр Смирнов — электрогитара.

- Денис Ким — бас-гитара.

- Сергей Андреев — барабаны, вокал

- Михаил — гитара, вокал.

Александр Смирнов (АС) - Слушайте, мы только что открыли историю, что у нас реально есть человек с банджо.

М - А вы не знали до этого, на чём играет ваш коллега?

АС - Мы думали у него просто банджо, а у него банджо со струнами.

Михаил - Не обращайте внимания, это уже просто бред сумасшедшего.

М - Вы действительно участвовали во всех сезонах Revolution?

Сергей Андреев (СА) - Да, и выигрывали всегда. Только не все это знают.

М - Традиция у вас такая, участвовать во всех сезонах?

Михаил - Так получилось, что когда появился фестиваль Revolution, мы о нём узнали, сыграли на первом фестивале, и с тех пор играем четвёртый год подряд. Нам нравится.

СА - У нас сменился состав. На первом Revolution мы играли другим составом и сейчас пришли к очень интересному, хорошему составу.

М - То есть практически каждый год какое-то обновление?

СА - Да, мы даже играли с джазовым саксофонистом, когда начинали. Песню «Буду погибать молодым».

М - У вас прибавляются зрители, поклонники от фестиваля к фестивалю, вы замечали это?

Михаил - Нет. Не заметно и не прибавляется.

АС - Это неправда.

М - А в следующем году придёте на Revolution?

Михаил - Обязательно.

М - Снова в новом составе?

Михаил - Лично я надеюсь, что в этом же составе.

М - А какой самый сложный сезон для вас был?

АС - Для меня, конечно, прошлый сезон был сложный.

СА - Это когда ты не смотрел телевизор, наверное?

- Я уже не помню.

М - Это на вас телевизор плохо влияет?

АС - Да, конечно.

СА - Вообще-то, мы все здесь люди очень разноплановые, все музыканты из разных стилей. То, что мы кантри играем, это ложь, абсолютно. Все очень разные стили любят. Например, Саша играл в группе «Моё метро», это вообще trip-hop. Денис играл в группе Jan Rem, ну, кроме других, это достаточно тяжёлая группа. Я до этого играл вообще везде. Миша нас объединил, Миша задаёт тон.

М - Вы каждый принесли что-то своё?

СА - Да, это фьюжн в чистом виде.

Михаил - Я думаю, что это не фьюжн, а кантри-док. От слова «док» как «докеры». Почему-то некоторым слушателям кажется, что если в коллективе присутствует акустическая гитара и есть определённый ритм или темп в музыке и песне, то, значит, коллектив играет кантри. Мы подхватили такое мнение - раз все говорят, что мы играем кантри, пусть будет кантри, но это, конечно, не кантри. Хотя у нас есть музыкант Сергей Стародубцев, который поиграл в разных стиля в рамках кантри.

АС - Он стоит у истоков русского кантри. Абсолютная правда.

Михаил - Серёжа, скажи с чего началось кантри у нас в стране?

СС - С меня. Кантри началось с меня. И на мне закончился, в принципе.

М - Вы ушли из кантри?

СС - Кантри из меня ушло.

М - Как вы вообще сходитесь: вы ненавидите кантри, вы любите кантри, вы основали кантри?

СА - Да, ненавижу, терпеть не могу. Дело всё в личных отношениях. Группа - это как семья. Только семья это два человека, по крайней мере, у нас в России, а не в Саудовской Аравии. Группа — это семья больше, и выстраивать отношения крайне сложно. Но если что-то получается, искра какая-то, то рождается нечто, рождается ребёнок. Можно назвать его альбомом. Несколько детей — это несколько альбомов. Это творческий, очень творческий и непростой процесс.

Михаил - Мы уводим Вас от темы кантри.

М - Я до сих пор не понимаю, как мы пришли к теме кантри.

СА - Я хотел бы объяснить, что такое настоящее русское кантри. Это радио «Шансон» - достаточно нажать кнопку. Это и есть кантри, но русское кантри.

М - Вы недавно ездили на Rock-Line, как на нём принимали? Питерские музыканты отзываются именно об этом фестивале как о самом тёплом приёме. Зрители как принимали?

Михаил - Зрители замечательно. Хороводы водили.

М - А закончили слэмом или остановились на хороводах?

АС - Мы же кантри, какой слэм? Хороводы.

Михаил - Вообще, я хотел сказать по поводу таких фестивалей. Rock-Line довольно-таки большой фестиваль, проходит он в Перми, и он в первый раз проходил не в Перми, а в 170 километрах и людей пришло намного меньше, чем приходит обычно. Для Перми, наверное, это минус, потому что у них был праздник городской в этот день, и они не приехали на Rock-Line, а вот для жителей Лысьвы это плюс. Было очень много семей, очень много ребят с детьми маленькими, 5, 6, 7, 8 лет, и, конечно, здорово, что такие детишки вырастают на живой музыке. Они вырастают не на караоке, не на музыке, которую они услышат на дискотеке, они видят живых людей, которые стоят на сцене, потеют, что-то у них не так, может быть, получается, дождь идёт, грязь под ногами. Но они вырастают на живой музыке, и это очень человечно, очень здорово, и, может быть, через десять лет эти же ребята возьмут гитары в руки и будут играть лучше, чем мы, чем те, кто участвовал.

СА - А ещё интересно было, что там сделали антимоскитную обработку. Я ни одного комара не видел, хотя фестиваль проходил в местности, где нас должны были съесть всех. Эти люди заранее всё обработали. Если сравнить с «Нашествием», когда люди из джипов сразу вылезали и по колено в грязи, то организация хорошая. Зря только они тот фестиваль утащили от большого города, туда можно добраться только на машине, не самоходом.

Михаил - Было бы здорово, если бы таких фестивалей региональных было больше, и они бы между собой не пересекались, координировались, а группы могли ездить по разным регионам с фестиваля на фестиваль. Вообще, плохо, что у нас в стране нет такого фестиваля, как Coachella. Это фестиваль, который ездит по стране со всеми участниками.

М - Ну, Revolution делает приблизительно то же самое, они ездят в Revolution Best Tour.

СА - Здесь вопрос денег и спонсоров.

Михаил - Очень хотелось бы, чтоб из Revolution получилась русская Coachella. Вернее, минус все минусы Coachella, когда приходит 50 тысяч человек, и кусочек арбуза стоит пять долларов. Я думаю, что у Revolution есть все шансы стать чем-то новым в нашей стране.

СА - Я ещё хочу добавить, я пятнадцать лет занимаюсь цигун-йогой и крайне редко приглашаю на выступление преподавателей, тех, кто лет тридцать занимается. Я официально заявляю, что наши выступления включают янские каналы. Вот знаете, есть инь — это, так сказать, более женское начало, а есть ян — мужское начало. Наш коллектив, он более мужской. Это не по половому признаку, а именно янские каналы. Дальше смотрите в интернете, я больше сказать не могу. Так вот, музыка, которую играет Zansky, - это янское начало.

Михаил - Прекрасно, вот ты и дошёл до названия, хотели назвать «Янский», но буковка «З» затесалась.

СА - Вот есть люди с особой чувствительностью, экстрасенсы, назовём их так, у нас начинает идти ток, шпарить эта история. Ну, про иньские коллективы даже не знаю, что сказать.

М - Назовите примеры и тех, и тех.

Михаил - Иньский коллектив — Жанна Бичевская.

СА - Короче, где ярко выражено женское начало и где идёт успокоение, исполнение музыки несёт успокоительный эффект. На выступлении Zansky (и это очень показательно), если есть дети, они сразу начинают плясать. Я четыре года в группе, заметил: мы выходим, дети танцуют, следующая группа выходит, дети не танцуют. На ян реагируют.

М - Это отличная реклама вашего будущего концерта.

АС - Да-да, приходите вместе с детьми, мы вас зашаманим.

М - Сейчас на фестивалях собираются группы разных жанров, от метала до фолка, а на ваш взгляд, какой жанр сейчас пользуется наибольшей популярностью?

Михаил - Популярный. Поп-музыка.

СА - А я могу вкратце рассказать, что такое поп-музыка. Это фастфуд, то, что не оставляет послевкусия. Ты съел быстро, вышел и не получил удовольствия. Музыка Zansky гораздо более глубокая, рок-музыка гораздо более глубокая, то, что ты можешь открыть, и из этого разворачивается огромное количество материала. Миша следует традициям 60-70-х годов, когда в тексте человек что-то услышит, найдёт отсылку, набирает в поисковике и разворачивается целый пласт. Например, «Шантарам» в тексте присутствует, я сам ещё не прочитав это произведение, услышал, понял, что это интересно, а ведь это целый мир. Поп-музыка не такая, она говорит: «Эй, чувак, ты слишком долго плавал, я тебя успела позабыть», условно говоря, сиюминутный кайф. Рок-музыка — это что-то более глубокое.

М - То есть большинство зрителей не хочет задумываться, что они слушают?

СА - Да, и это не их вина, это вина времени. Слишком много информации, слишком мало времени на размышление, слишком мало времени переварить информацию, идёт просто хронический вал информации, белый шум.

М - Вы прекрасно разрекламировали свою музыку, где вас можно услышать?

Михаил - В ближайшее время мы в октябре презентуем новый альбом и новое видео, место пока неизвестно, но всех ждём.

Интервью брала Ульяна Бенусова

RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!