Артур Беркут: зритель должен отдыхать!

Артур Беркут: зритель должен отдыхать!
Источник фото:
Кирилл Мефодиев // Месмика

Артур Беркут – монстр отечественного рока, на творчестве которого выросло три поколения слушателей, начал свой путь солиста в группе «Автограф» и объехал с гастролями весь мир! После жил и работал в Америке. По возвращении на родину, играл вместе с Мавриным и другими легендами русского рока, почти десять лет пел в группе «Ария». Последние шесть лет возглавляет свой собственный коллектив – группу «Артур Беркут».

 

При всех этих заслугах Артур остался восхитительно позитивным и приветливым человеком, очень простым и приятным в общении! На днях он в очередной раз посетил тульский рок-паб Ирландец с теплой акустикой, буквально в формате квартирника.

Перед концертом корреспонденту Месмики удалось пообщаться со звездой...

 


 

Привет, Артур!

— Привет!

 

Первый вопрос. Ты же сам из Харькова. Можешь что-нибудь рассказать про одно харьковское местечко под названием «сквозняк»?

— Да, родился в Харькове, но родился на гастролях и пробыл там всего 10 дней. Так что, я там не жил, НО приезжал потом на гастроли. На «сквозняке» не был, увы, ничего рассказать не могу.

 

Кстати, по поводу того гастролей… меня постоянно мучает вопрос логистики, и я многим его задаю. Твой тур сейчас выглядит, как зигзаг: Москва-Белгород-Тула-Волгоград-Мытищи-Краснодар… вам так нравится кататься или почему?

— Ну, я катаюсь с тех пор, как мне стукнуло пятнадцать лет, и это часть моей жизни. Бывает, конечно, неудобно, но ничего страшного, это часть моей жизни! И это не потому, что оно с моей работой связано. Работа — от слова раб, а я не раб! Я играю свои песни, слава Богу, и это моя жизнь.

 

У тебя сейчас в туре есть такие маленькие города, как Мичуринск, например. Причем, рядом же Тамбов, где ты тоже выступаешь. Мы недавно с Костей Кулясовым обсуждали проблему выступлений в таких маленьких городках. А у тебя почему они есть в списке?

— Ну, во-первых, везде живут люди, которые любят музыку. Потом, очень много людей, которые пишут нам в интернете, просят приехать. А мне приехать в этот город совсем не трудно! Это не обязательно брать огромный комплект аппаратуры, я могу взять гитару и приехать с удовольствием в акустике. А если будет возможность, то приеду и с группой! Для меня не важен размер города, ибо везде есть любители музыки, и именно они мне важны.

 

С высоты своего жизненного опыта (35 лет играешь и поешь) что бы ты мог сказать о нынешней сцене, кто там есть, кого стоит послушать, какие вообще тенденции в современной музыке?

— Единственное, что я могу сказать, это то, что сейчас очень много разных жанров, в которых играют наши музыканты, и в этих жанрах очень много талантливых людей! И, слава Богу, у нас сейчас есть возможность делать выбор. Если кому-то нравится попса — он слушает попсу. Если кому-то нравится рок, то рок… причем, рок любой!

 

Ну, ты же понимаешь, что я про нормальную музыку

— Ну, а почему нет! Майкл Джексон тоже попса была, и тем не менее. Если люди ходят и покупают билеты — значит, музыка имеет право на свое существование! Почему я говорю про выбор? Потому, что у людей он сейчас есть, и это самое главное! Не хочешь — не ходи, не хочешь — не слушай. У нас огромное количество обалденных команд, но от себя, от моего личного мнения я не могу сказать: «Ребят, сходите на группу такую-то».

 

Понятно, ты не хочешь кого-то конкретно называть, чтобы никого не обидеть.

— Ну, понимаешь, у меня такой вкус… эмм… странный! Мне нравится все, я от всего кайфую. *смеется*

 

Как пел Кинчев: «Я меломан»…

— Ну, я не считаю себя прямо меломаном, ибо сейчас просто огромное количество всякой разной музыки, на которую у меня просто нет времени.

 

А ты сам вообще сейчас слушаешь музыку или, как говорится, тебе хватает своей, которую ты играешь?

— Мне хватает, НО, на самом деле, я, конечно, обращаю внимание на то, что происходит в мире, ведь это очень важно! Музыка должна идти в ногу со временем. Вот, если мы сейчас поедем в Европу, то не увидим там человека в косухе и кожаных штанах, а у нас еще можно. Это к чему я говорю? К тому, что у нас даже у такой музыки есть публика и своя ниша. Но, конечно, как раньше люди записывали музыку и как сейчас, — это небо и земля.

 

Вот, по поводу того, что не встретишь там сейчас человека в косухе, буквально, на днях Семен Чайка выложил у себя на странице в соц.сети письмо какого-то товарища из-за океана. Тот пишет, что там музыкальная индустрия совсем ДРУГАЯ!

— Она была другая уже лет 15 назад. Там все другое! Мы там еще в девяностом году записали альбом, который сейчас здесь практически невозможно слушать, по-русски это не звучит. Я считаю, что здесь, в России, нужно играть русскую красивую музыку (просто с теми элементами, которые происходят в мире). У нас красивая музыка, красивые слова. А как только начинаешь копировать чужую (да хоть просто перевести на русский язык), то сразу получается галиматья полная! У нас люди читают слова, читают текст песни, вдумываются… а там, на Западе, никто с этим не заморачивается. Сколько я там прожил (9 лет), и никто ни разу не сказал: «Ой, а давай посмотрим, о чем эта песня».

 

Да там, мне кажется, как-то еще испокон веков упор делался на виртуозность игры, а не на смысл текста. А ты, кстати, не просматриваешь такую тенденцию, что в отечественном металле текст тоже, все-таки, на втором плане, а на первом — именно мастерство игры?

— Металл металлу рознь. К тому же, я не всю жизнь металл играю… первая группа была Автограф, затем я на Западе жил и только потом уже Ария и металл.

 

Ну, Автограф я уже не застал… и тут мы очень хорошо подошли к следующему вопросу. А какой ты вообще видишь свою аудиторию?

— Какой хотите, такая пусть и будет. Самое главное — у нас очень благодарная публика! И я ей тоже очень благодарен. Неважно, сколько ей лет. Я не рассматриваю со сцены зал на предмет, сколько кому лет или кто как одет. Если людям нравится моя музыка — шикарно! Если нет, то опять же, у них есть выбор, можно пойти на какой-нибудь другой концерт.

 

Послушай, Линда мне недавно на этот вопрос ответила: «Я вижу свою публику мыслящей»…

— А я с ней не соглашусь! И вот почему. Потому что люди мыслят, где купить поесть, где взять денег, как заработать на пенсию, какие подарки купить перед праздником, как прокормить детей, как одеться… и еще не хватало, чтобы они приходили на концерт и там тоже мыслили! Я считаю, что концерт должен быть отдыхом. На концерте надо расслабиться и забыть обо всех проблемах к чертовой матери! Это моя личная точка зрения. Но, опять же, у всех она разная.

 

Хорошо. Ты очень много, с кем работал вместе, и много, с кем просто дуэтом пел. С кем был самый необычный дуэт и с кем бы ты еще хотел спеть или, может быть, уже наметил?

— Я ничего не наметил, потому что так никогда ничего не получается. А вообще, хотел бы что-нибудь вместе спеть с Томми Ли. Здесь с удовольствием исполнил бы что-нибудь с Лепсом, очень люблю его творчество.

 

Ну, а… самый необычный какой был? Ты же вот с Джигурдой, например, пел…

— Да это был прикол просто, дурака валяли, а не дуэт. Это было поздравление на день рождения, у Никиты идеи приходят порой прямо на сцене. А поклонники не все это поняли, растащили по костям. Ребята, вам надо расслабиться, вы не умеете шутить. *смеется*

 

С дуэтами разобрались. А ты же еще пел с симфоническим оркестром в Орле… это вообще последние годы модно — играть рок в симфонической обработке, но у тебя было как-то наоборот, ты скорее просто пел под классическую музыку.

— Да, необычный совершенно аккомпанемент был! Я, честно говоря, не ожидал. Губернаторский Орловский симфонический оркестр из 63 человек… просто потрясающе! И да, это не было роком. На сцене не было ни одного электрического инструмента. Я был один, и оркестр был один и аккомпанировал мне, не было рока.

 

Да, вот я, как раз, об этом и хочу спросить. Сейчас это модно в том плане, что оркестр на классических инструментах играет именно, что рок: Нирвану, Квин, Статус Кво… а у тебя наоборот — не было такого, ты не пытался сыграть, скажем, Айрн Мэйден, ты именно просто пытался спеть свою песню в классике.

— Да, вот именно, что мне интересно было услышать, как звучат мои (и не только мои) песни в исполнении оркестра. Как он мог передать стилистику рока! Вот это мне интересно было и, мне кажется, получилось очень здорово!

 

Когда ты вернулся из Америки, ты сначала поиграл с Мавриным, а потом в 2001 году попытался восстановить Автограф, хотел назвать его Автограф XXI, но не получилось, и ты назвал группу Беркут. В 2011 появилась группа Артур Беркут. Это как бы продолжение того Беркута или совсем новый проект?

— Я ни в коем случае не пытался восстановить Автограф и даже не хотел назвать так группу, это неверное толкование прессы. Это название было идеей Александра Елина, и я ему сразу сказал: «Саня, идея плохая!». Но это не была идея восстановить Автограф, потому, что это просто нереально. Во-первых, есть одна единственная группа, которая называется Автограф, и ее может играть только Автограф. А во-вторых, мы не распадались, мы просто живем в разных местах. Мы собирались в 2005 и 2012 году и соберемся еще, и не раз, я уверен!

А то, что было в 2001 году, это даже не проект, а так — демоверсия. Нынешняя группа — это совсем другое, новое. И называется оно так только потому, что если мы назовем группу, например, «красные уши», то нужно будет внизу писать, что это Артур Беркут, которые пел там-то и там-то, экс-автограф, экс-ария и т.д…

 

Послушай, ну это как Леша Горшенев сейчас объявил, что закрывает группу Кукрыниксы, и будет новый проект Горшенев… кстати, а ты фамилию сменил прямо в паспорте или Беркут — это просто сценический псевдоним?

— Нет-нет-нет. Я фамилию не менял. Эту «кличку» мне придумали в Автографе из-за моего носа, это было очень давно, вот так и выступаю под этим псевдонимом с 1982 года.

 

Песня «Победителей не судят» (и целый альбом) — это автобиографическое название?

— Да, эта песня появилась, когда была абсолютно никому не нужная судебная тяжба, песня о том, как меня повели под суд, но я выиграл!

 

Все же, не получится обойти стороной тему Арии… как у вас обстоят дела с авторскими правами? Кто чьи песни может исполнять?

— Да не надо ее затрагивать, эту тему. Я не знаю, кто может, кто не может. Песни написаны, песни для народа! Кто может мне запретить исполнять песни, которые выложены в интернете в исполнении десятков миллионов групп? Я же не говорю на концерте: «Сейчас прозвучит моя песня, которая называется “Улица роз”». Я же так не делаю. Более того, я людям делаю рекламу, они должны спасибо мне сказать.

 


Беседовал: Кирилл Мефодиев

Фотоотчет автора можно посмотреть по ссылке.

RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!