Чёрный вторник: Во всех нас живет небольшой бес в душе

Чёрный вторник: Во всех нас живет небольшой бес в душе
Источник фото:
Наталия Костромина // МЕСМИКА

Сектор Газа и имя Юрия Хоя прочно ассоциируются у каждого второго жителя России, вне зависимости от возраста и музыкальных предпочтений. 9 декабря в Москве состоялся фестиваль, посвящённый 30-летию группы Сектор Газа, в рамках которого Месмика пообщалась с Максимом Коробовым, вокалистом группы Чёрный Вторник.

- Как вчера (фестиваль в Санкт-Петербурге – прим. ред.) всё прошло?

- Конечно же, отлично! Такие концерты всегда проходят отлично и это здорово.

- Что запомнилось со вчерашнего концерта? Может быть публика? Или выступления групп?

- Нет какой-то конкретной детали, которую можно выделить с концерта, он весь запомнился, потому что он весь прошёл на какой-то такой одной волне: драйва, позитива и угара. Поэтому весь концерт останется в памяти надолго, надеюсь не только у нас, но и у публики.

- Что для тебя означает вообще творчество Хоя? Какую роль он сыграл в твоей жизни? Какие моменты можешь вспомнить?

- Для меня творчество Хоя – это одно из самых главных, наверно, если в плане музыки брать. Просто далеко не все, к сожалению, понимают значимость этих песен и смысл, который в них заложен. Все почему-то поставили штамп, какую-то печать, что Хой -матершинник, песни какие-то пошлые, плохие, матные и ужасные. На самом деле смысл песен нужно просто прочувствовать. И собственно за это, за открытость, за все честные песни, за то, что он без приукрашиваний, как оно есть, так он и говорил. Эти песни не ради мата, а ради того, что он действительно там должен быть. Вот за всё это собственно я их и люблю.

- Что для тебя означают такого рода фестивали?

- Это большая честь для нас. То, что организаторы позвали, значит, я считаю, что мы достойны здесь выступать, и соответственно, это очень здорово и приятно

- Как ты считаешь, как выглядят современные панки и есть ли они вообще в принципе?

- Они есть, смотря, что мы подразумеваем под панком. Если брать образ жизни, одежды и стилистику, то их, мне кажется, совсем мало осталось. А если панк, который просто панк в душе, конечно, такие разгильдяи есть. Может быть, мы себя можем немножко к этому отнести даже. Во всех нас, так, скажем, живет небольшой бес в душе, но всё в пределах разумного, конечно.

- Ну, вообще есть мнение, что современные панки как бы преобразовались. Они есть, но они уже начинают вести здоровый образ жизни, например.

- Ну, какой же это уже панк получается, который кушает вареную курочку с брокколи. Панк должен бухать как следует, ирокез ставить, рвать джинсы и плевать смачно на улице (смеётся).

- Вообще считается, что сейчас популярна рэп-музыка. Как ты считаешь, возможно ли возвращение панк-движения, которое было раньше?

- Я думаю да, потому что классическое выражение «всё новое – хорошо забытое старое». Я думаю, что вполне возможно.

- Кого ты современных панк-коллективов можешь выделить?

- Я честно скажу, не слежу за современным панком.

- Как ты считаешь, возможно появление явления под названием Юрий Хой в современном мире или, может быть, в ближайшем будущем, вот что-то такое похожее?

- Теоретически оно возможно, но Юра Хой – человек той эпохи, и он такой был один. Если что-то и будет, то будет похоже, но такого уже не будет точно.

- Твоя ассоциация при упоминании Сектора Газа и Юры Хой?

- Честность, правдивость и угар.

- Ностальгию вызывает у тебя?

- Конечно.

- Что ещё может вызывать ностальгию тех времён именно?

- Жевательная резинка «Трубо», не знаю, бумер, в общем, все вещи, на которых мы выросли в 90-е годы, там тамагочи, ну всё вот это из 90-х всё вызывают ностальгию так же, как и Сектор. На нём также росли, слушали втайне от родителей, на бобинах, на кассетах. Прикольно было, хорошее было время.

- Несколько слов для нижегородских панков, фанатов, которые придут 17 февраля на концерт.

- Приходите, будет по-любому круто! Кутёж и угар обеспечен!

Беседовала Татьяна Маркина

Смотерть фотоотчет по ссылке.

RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!