Иван Глобин из "Теней Свободы" в большом интервью о хамстве, Путине, алкоголе и новом альбоме

Иван Глобин из "Теней Свободы" в большом интервью о хамстве, Путине, алкоголе и новом альбоме

- Сегодня вас разогревают ЧАШ. В прошлом году они со своим релизом заняли первое место в топе Interesting Punk, а вы второе. Как относишься к этим достижениям?

- Топ Interesting Punk вообще вещь достаточно странная. Я всегда радуюсь, когда мы там занимаем какие-то высокие места. Но есть такой парадокс - даже если ты там на первом месте, в реальности на тебя ходит не так много людей, потому что аудитория IP, на мой взгляд, достаточно взрослая. А взрослые люди не так уж часто любят на концерты ходить.

- А есть ли группы, которые ты считаешь недооцененными или переоцененными на отечественной сцене?

- Есть группы, которые я не понимаю. Например, я не понимаю в чем крутость “Операции Пластилин”. И дело не в том плохая у них музыка или нет, просто у меня внутри ничего не коннектится, не полыхает от их творчества. Но они очень популярны. Почему - не знаю. Но популярной группа может быть только по одной причине - она нравится людям, то есть они делают что-то от чего у людей что-то резонирует в сердце. Ведь чтобы собирать большие залы - надо просто делать то, что ты любишь. А то что ты любишь отсылает нас к вопросу “А кто ты вообще такой?”, что у тебя внутри и насколько ты развит. И я думаю, что собирать огромные залы можно только своим любимым делом, таким, которое можешь делать только ты, вложить свою индивидуальность. Но не факт что у тебя это получится, полно примеров когда люди что-то делают, но они только на своей волне и никто их всю жизнь не понимает. Только после смерти приходит какое-то признание, а бывает, что и такого нет. Но в любом случае нужно это любить. А если ты пытаешься как-то просчитать это все - мне кажется ничего не получится.

- А недооцененные группы?

- Недооцененные? Таких нет (смеётся).

- А у тебя не возникало в какой-то момент мысли о том, что ваша группа как раз не так популярна как могла бы быть?

- Да, но я стараюсь смотреть объективно на вещи и я считаю, что наша группа получает то, что заслуживает. Как и каждый вообще в этом мире. Потому что я считаю, что самых главных своих песен мы еще не выпустили.

- Как у тебя отношения с Борисом Фоминым (прим.: бывший участник “Теней Свободы”) и его творчеством в группе “Марки”?

- К Борису я очень хорошо отношусь. У “Марок” мне нравятся некоторые песни, какие-то моменты в их музыке, в целом это немножко не моё творчество, но оно крутое.

- Что нужно делать, чтобы продвигать группу?

- Чтобы заниматься продвижением, нужен верящий в группу человек, у которого есть время и силы на это самое продвижение. Музыканты заниматься этим могут как правило хреново. У нас ведь были люди, которые на себя это брали. Но мы просто не смогли как-то общего языка найти. У меня всегда было ощущение что это люди немного другие. Я, например, вижу, что человек проявляет интерес и он многое может сделать, но на вещи он смотрит по-другому и я понимаю, что рано или поздно может наступить ситуация, когда он попросит от нас сделать что-то, что лично мне не хочется делать. А вы к этому моменту прошли уже какой-то путь, у вас сложились отношения - это все приведет к неприятным последствиям.

- Проще самим и пусть получаться будет хуже?

- Типа того. Может от этого популярность нашей группы и страдает. Но я хочу, чтобы у нас в группе были только клевые ребята, чтобы ты чувствовал себя как в семье всегда, получал от этого удовольствие. А делать что-то от чего ты не получаешь удовольствия - ну я могу на работе это делать (смеётся).

- Немного о политике - в связи с предстоящими выборами не было желания записать что-то посвященное всему этому цирку?

- У меня давно уже нет желания писать песни на эту тему вообще. Потому что мне кажется, что в нашей стране настолько все понятно думающим людям, что никакие песни им ничего нового не откроют.

- А заявить о своей позиции?

- У нас достаточно старых песен на эту тему, в которых уже все сказано. “Мы хотим войны”, хотя бы. Я не хочу как попугай постоянно говорить на одну и ту же тему разными словами. Как я уже сказал, людям, которые все понимают уже не нужны эти песни. А людей, которые не понимают - их песнями не вразумишь.

- А в чем причина того, что ни одна большая группа, которая позиционирует себя как протестная не употребляет слово “Путин”?

- Не хотят проблем. Классическая проблема отношений художника и власти.

- А песня про Путина сразу станет проблемой?

- Я не знаю (смеётся). У нас песен с этим словом нет, поэтому как быстро это станет проблемой я сказать не могу.

- Но песню про Путина ты бы писать не стал?

- Нет, не стал бы. Потому что ему ничего от этой песни не будет, а нам будет. И людям, которые нас любят возможно тоже. Вопрос конечно острый и сложный. Потому что если наступит такая ситуация, что в обществе почувствуется каким-то образом, что от этого будет хоть что-то зависеть, то я думаю я бы сделал что-то такое.

- Сыграть на митинге?

- Ух… (задумывается). Да, я думаю я бы это сделал. Но только при условии, что я буду полностью поддерживать того, за кого я буду топить.

- В чем самая большая проблема в России по-твоему сейчас?

 -Невежество. И связанный с невежеством страх. Боязнь измениться, начиная от маленького человека и заканчивая большим.

- По недавним словам Серебрякова, национальная идея страны это хамство. Это так?

- Хамство это не проблема и не идея, это следствие того, что люди разобщены. Они чувствуют, что другие люди являются врагами по отношению к ним. Власть из века в век в России последовательно действует так, чтобы люди были всегда порознь, чтобы дрались за сраный кусок. И за этот кусок до сих пор друг друга жрут. Произойдет теракт или какая-то катастрофа, транспорт встанет, и таксисты опять будут цены взвинчивать до небес. Люди разобщены и хамство - это язык на котором они общаются.

- Почему юбилей “Секретов размером с мир” отмечается гораздо более широко чем предыдущего “Где-то за пределом”.

- Просто мы немножечко научились пиару (смеётся).

- А кто конкретно в группе этим занимается? Те же посты в Вконтакте.

- Более-менее все, но большую часть я думаю делает Ваня, наш басист, потому что он занимается рекламой, вот так вот мы решили.

- Какая следующая большая дата для группы на подходе?

- Я думаю следующая веха это выпуск нашего следующего альбома. Сейчас я пишу песни и я очень надеюсь, что осенью мы его выпустим и презентуем вам всем.

- А почему на Планете.ру не сделали проект?

- Потому что у нас есть деньги, чтобы альбом сделать и записать.

- А привлечь поклонников к процессу записи и дать возможность как-то поучаствовать?

- Я скажу так - кстати, наконец-то меня кто-то об этом спросил - у меня в голове нет однозначного мнения на этот счет. Я для себя не вижу такого, чтобы я собирал деньги на запись альбома. Ведь это изначально моя внутренняя инициатива. Может быть я не прав в этом, но это условно должно быть моей проблемой. У кого-то нет с этим проблем, но у меня есть - люди уже заплатили деньги за что-то, что должно в тебе родиться, они это уже купили. Ты психологически обязан удовлетворить их требования. Мне при написании нового материала это очень важно - есть это или нет. Я когда пишу стараюсь себя максимально очистить от вообще каких-то мнений посторонних, а если будет условие “мы вам заплатили деньги”, это совсем не то от чего бы я получил удовольствие. С другой стороны если кто-то смотрит на это по-другому, осуждать это я не стану никогда.

- В одном из недавних интервью, ты рассказал, что в детстве брат дал тебе совет “Бей в лицо” в случае какого-то настоящего конфликта. За последние десять лет как часто приходилось драться?

- Ни разу. За десять лет ни разу. До этого в 2006-ом нас очень круто отмудохали в электричке (смеётся). Всю нашу группу накрыли скины, мы ехали из Дубны вместе с группой “Шлюз”, по-моему. Там был концерт и с нами потом ехал даже Иван Алексеев, Noize MC. И ещё парень он потом стал известным блоггером. В общем, так получилось, что все кто был с нами на том концерте стали весьма известными людьми, а мы получили пизды (смеётся). Большой причем. Но нам ещё повезло, а вот у басиста группы “Шлюз” было сильнейшее сотрясение и играть после этого он уже не может. А до этого я дрался достаточно часто.

- Сейчас нет желания?

- Я бы подрался, если честно. Прям я соскучился, какое-то незнакомое такое ощущение.

- Какой нужен повод для этого?

- Иногда когда плохое настроение, бывает такое, что я иду по улице и думаю “Кто-нибудь, пожалуйста, докопайся до меня, скажи, что со мной что-нибудь не так или попробуй меня обуть”. Псих (смеется).

- К новому альбому - сколько песен уже готово?

- Прям записана - одна. Ещё пять находятся в стадии готовности на 80-90%. Наверное будет ещё штук 6 песен.

- Какие-то отсылки к прошлому творчеству бывают? Например “Глупые выживут” звучит как логичное продолжение “Хорошо быть мудаком”.

- Это связь, которую ты выстроил в своей голове. Ничего намеренно такого задумано не было. Мне сейчас хочется делать что-то совершенно новое и просто идти вперед.

- Где будет презентация уже известно?

- Мы об этом думали, но пока я говорить не буду. В следующем году, кстати, ещё одно громкое событие - пятнадцатилетие группы. И мы хотим пышно отметить. Но болтать я пока не буду.

- Почему к десятилетию “Секретов” не выпустили винил, например?

- У нас вообще нет винилов и никогда не было. Это дорого делать и покупают как-то не очень. Винилы это такие тяжелые штуки, возить их неудобно, а возить придётся нам самим (смеётся). Я считаю, что мы пока не дошли до того уровня, когда нам было бы это не накладно сделать.

- А юбилейных футболок посвященных “Секретам” почему не видно?

- Не знаю.. взяли и не сделали, нам бы ещё старые продать (смеётся). На 15 лет наверняка заморочимся.

- Ты сам часто на концерты ходишь?

- Нет. Потому что на самом деле мало групп, которые меня впечатляют. Я могу сходить на концерт друзей. “Exploited”, например, та группа, на которую я бы пошел, но в какой-то момент решил, что не пойду. На такие концерты да, я вообще стараюсь ходить. Мне больше нравятся странноватые такие группы, например “Петля Пристрастия” из Беларуси. Я на них ходил, прям честно сам пошел. Но в основном я хожу повидаться с ребятами, пивка попить.

- Со своей группой много времени проводите вместе за пределами репетиций и концертов?

- У нас общих интересов хватает, на концерты те же ходим периодически. Но вообще не могу сказать что мы много тусим вместе. В основном мы играем музыку вместе.

- А как в группе с ЗОЖ?

- Никак. Это не наше. Естественно я за какие-то разумные вещи, уметь себя контролировать. Зависимости это то, чего хочется избежать и вроде получается.

- Есть любимые бары в Москве?

- Мне сейчас нравится Punk Fiction. А сегодня мы пойдем в бар “Успех”, будем там после концерта отмечать день рождения группы.

- Любимый сорт пива есть?

- Мне нравится немецкое нефильтрованное пиво.

- Опять к серьезным темам - если бы у тебя было какое-то время в прайм-тайм в прямом эфире Первого канала, что бы ты сказал?

- Поправка: после этого мне гарантирована безопасность?

- Да

- Слушай, это очень сложная тема. Наверное я бы целую неделю придумывал, что бы я хотел сказать. Просто аудитория Первого канала это такие люди, что все что ты им скажешь пройдет мимо их ушей. Поэтому я не могу ответить на этот вопрос.

- А общий посыл про что был бы?

- Общий посыл про то, что происходит на этом канале и всех других прочих - это сплошная ложь. Это все неправда. Неправда и полуправда. Полуправда ещё хуже чем неправда. Я работал раньше на телевидении сам, там в основном как раз полуправда.

- Ты веришь в то, что что-то поменяется в ближайшие годы?

- Не знаю. Я думаю станет лучше, но сначала мы дойдем до дна. И самое ужасное, что потом когда Путин уйдет так или иначе, появятся очень много проблем, о которых мы даже не подозревали. Сейчас он самый главный человек и он власть. На его авторитете очень много договоренностей - олигархи, главы регионов - все основано только на том, что он есть. Он уходит, центр исчезает и все начинают эти договоренности пересматривать. Начинают большие люди лезть со своими амбициями. А для простых людей это никогда хорошо не заканчивается. Нас ждет не самое сладкое время. Причем, даже если к власти придут адекватные люди и все вот это полезет - простые люди скажут “Вот, смотрите, они пришли и все началось. При Путине такого не было”. Это все такой узел, который безболезненно никак не развязать. Чего стоит одна Чечня. Такие вот дела, невесёлые.

- Ты готовишься как-то к концертам заранее? Свою волну ловишь?

- Да, я стараюсь. В день концерта я совершенно невыносим, потому что предчувствие концерта - особенно сольного концерта в Москве, это самое стрессовое дело, ведь придет куча друзей, которые уже видели твою группу, их сложнее чем раньше удивить - это предчувствие концерта вгоняет меня в такое дурацкое и неприятное состояние ожидания. Другое дело когда концерт начинается, вся эта энергия высвобождается и я ее пускаю в песни. Но в целом, я стараюсь как можно меньше делать дел и как можно меньше общаться с людьми. Но и в себя уходить тоже не вариант. Перед концертом я даже не пью, нафиг не надо.

- А отпускает потом все это долго?

- Сразу как концерт проходит так и отпускает. Даже на середине, я бы сказал. Когда ты уже увлечен, видишь что людям хорошо, все получилось и остальное доигрываешь чисто получая удовольствие. А алкоголь никогда для меня не был способом решения проблем, или поводом от них уйти. Слава богу у меня этого нет, потому что я видел как это бывает когда люди выбирают алкоголь как способ отвлечься от всего. Это все равно как кучу дерьма внутри ты условно зальешь ещё кучей мочи, лучше ты не сделаешь. А неприятное ощущение все равно будет.

- Когда ждать презентацию альбома?

- Пока говорить рано. Но это или ранняя осень, или поздняя. А если не осень то весна, зимой мы как-то не хотим делать ничего такого. Поэтому осень или весна - идеальное время, будем конечно стараться все в этом году успеть.

- И напоследок - то что у тебя стали часто брать интервью с чем по-твоему связано?

- Я не знаю (смеётся). Хочется верить, что мы становимся для всех и тебя в том числе более интересны.

Беседовал: Стас Кулагин

RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!