Интервью с René Berthiaume (Equilibrium) об альбоме Armageddon, стране чудес и новом басисте

Интервью с René Berthiaume (Equilibrium) об альбоме Armageddon, стране чудес и новом басисте
Источник фото:
Роман Горбунов // МЕСМИКА

Read English version here.

На крупнейшем событии в мире тяжёлой музыки Wacken Open Air МЕСМИКА пообщалась с Рене (гитара, клавишные, музыка, тексты) из немецкой группы Equilibrium. Ребята играют фолк-метал с симфоническими элементами.

12 августа вы выпускаете новый альбом Armageddon. Многие российские фанаты полагают, что Ваш новый альбом будет в духе предыдущих альбомов.

Рене: Да, он определённо будет немного в духе предыдущего альбома Erdentempel, в котором у нас была песня Apokalypse. И эта песня стала воротами в направление Armageddon. Мы взяли оттуда некоторые темы, такие как человечество, разрушение планеты, разрушение себя, разрушение души - и в этом есть наш альбом Armageddon. В нём много мрачных песен, мрачных текстов, но также есть позитивные и забавные моменты.

Вы говорили в одном из предыдущих интервью, что слово «эквилибриум» означает баланс между «быть собой» и «быть в толпе». До сих пор «эквилибриум» для Вас имеет такое значение и если да, то как Вы сохраняете этот баланс?

Рене: Вы можете использовать это слово для любого вида баланса, для всего, чего угодно. Когда мы начали играть в группе, мы, на самом деле, не думали о значении этого слова, мы просто взяли это название. Оно не ограничивает нашу музыку. Когда ты видишь слово «эквилибриум» ты не думаешь, что это black metal или power metal, это может быть всем, чем угодно. Это первая причина, почему мы взяли это название. Сейчас «эквилибриум» действительно вид баланса. Особенно это хорошо подходит для нового альбома. В нём есть песня под названием Koyaaniskatsi, которое происходит из индийского языка и означает нечто противоположное балансу, скорее вне баланса. Человечество ушло далеко от природы и истинной сущности. Я думаю, что «эквилибриум» означает попытку сохранения баланса с природой, это то, откуда мы произошли. Вокруг нас всё больше и больше индустрии и техники. Важно не терять связь с природой.

Вы выступали на Вакене в первый раз одиннадцать лет назад. Расскажите о разнице быть на Вакене в первый раз и сегодня.

Рене: Фестиваль становится больше и громче год от года, здесь так много людей. Я помню, что в первый раз мы играли в 2005 году. Тогда, по-моему, у нас даже не было первого альбома, и это было безумием. Мы только недавно начали играть как группа. Я помню, что после Вакена мы получили предложение от Nuclear Blast и с тех пор работаем много лет. Всё стало больше, но есть вещи, которые остались – осталась атмосфера. На Вакене особая атмосфера. Я не знаю, как это описать. Здесь много людей, это Мекка для металлистов, люди стекаются со всего мира, это событие международного масштаба. Фестиваль просто грандиозный!

Ваши два предыдущих басиста были девушки. Что насчет нового басиста?

Рене: У нас уже есть новый басист, его зовут Макки. Очевидно, что он не девушка:) Мы уже думали об этом. Когда Сандра покинула группу и мы взяли Джен, на тот момент мы хотели взять снова девушку. Но для следующей главы мы решили, что нам не следует брать девушку. В первую очередь, нам нужен хороший басист, и необходимо, чтобы он подходил группе. Макки был первым кандидатом, потому что он уже был с группой на заднем плане. Он наш тур-менеджер в течение нескольких лет, он знает группу и он опытный басист. Он играл много лет в группе Suidakra. Нам он нравится и он остался с нами.

Есть ли какой-либо фестиваль или место, где вы ещё не были, но очень хотели бы снова сыграть?

Рене: Есть несколько стран, в Азии и Северной Америке, в которых мы бы очень хотели сыграть наше шоу. В России мы уже были в прошлом году в Москве и Санкт-Петербурге. Это было действительно круто. Думаю, что большинство из нас были в первый раз в России и было очень впечатляюще. Мы сели на поезд из Санкт-Петербурга в Москву и провели ночь в поезде. Мы были очень впечатлены и мы хотим вскоре вернуться!

Российские поклонники ждут Вас с нетерпением!

Рене: У нас уже было предложение приехать этой осенью, но у нас будет тур. Но определённо мы приедем снова в следующем году.

Вы слушаете другие группы? Может быть, немецкие и даже русские коллективы?

Рене: Да, конечно, мы слушаем. По-моему, Аркона из России.

Да, из России, это фолк-группа

Рене: Я иногда слушаю разные группы и не всегда знаю, откуда они, возможно и из России. Когда мы пишем новую музыку, новый альбом, мы не слушаем другие группы, потому что во время написания ты должен концентрироваться на твоей собственной музыке. На Вакене всегда здорово встретить множество исполнителей, которые нам нравятся и здорово видеть их лично и посмотреть их выступления.

Почему Вы отказались от живых барабанов в записи альбома?

Рене: Это не то, чтобы я отказался. Хати, наш барабанщик, живёт в Израиле, что немного далеко от нас, а у нас был дедлайн. Конечно, я бы выбрал записать живые барабаны, но из-за ограничения времени не всегда это легко. Мы много работали над программами для барабанов, и, я думаю, что результат неплох, но я надеюсь, что в следующий раз мы будем использовать живые барабаны снова.

Почему предыдущий альбом и новый были записаны исключительно Вами?

Рене: Хороший вопрос! Работы очень много и ты всегда «приклеиваешься» к ней. Есть одна вещь, которую ты должен делать - это контролировать звук всё время, ты можешь делать всё, что хочешь, даже ночью и перед самой отправкой ты можешь делать изменения. Мне нравится эта гибкость. С другой стороны, было бы здорово иметь ещё одного человека, которому ты бы мог сказать: «Я бы сделал это вот так и это вот так». Иногда непросто найти такого человека, который действительно знает звук. И у нас много инструментов, много разных треков и много работы. Но в конце концов, я изучаю, как делать звуки и это забавно. Это смесь развлечения и работы, процесс написания музыки всегда вызов.

Думаете ли вы, что музыка это отражение автора? И какой песней вы бы описали себя и остальных участников группы?

Рене: Да, музыка определённо отражение. Особенно наш новый альбом. В первом альбоме у нас было много немецкого и северной мифологии, что было подобием определения нас, но сейчас музыка более индивидуальна. Особенно в Армагеддоне. Как я уже сказал, мы говорим о человечности, угрозе планете. Я не могу говорить за других, но для меня каждая песня что-то наподобие зеркала моих мыслей и моих чувств.

Если бы у Вас был шанс жить в Стране Чудес и иметь долгую жизнь полную приключений, но без возможности вернуться в этот мир, чтобы вы выбрали?

Рене: Отличный вопрос! Без возможности вернуться назад действительно трудно ответить! Здесь много людей, которых я люблю и, конечно же, если у них не было бы возможности пойти со мной, я бы остался здесь. Ну, и в общем, я думаю, что остался бы на Земле, даже если бы что-нибудь плохое случилось бы с этой планетой, думаю, что люди испортили Землю. Это место, откуда мы родом, где мы выросли. И неизвестно, было бы лучше покинуть её или нет. Со стороны артиста, конечно я бы остался, но люди не изменятся и это моё родное место. И, наверное, я бы всё-таки остался здесь.

Вы согласны с утверждением, что музыка это единственный самый честный вид искусства?

Рене: Думаю, это зависит от исполнителя. Очень много музыкантов, которые просто делают музыку, это их работа, они живут вне того, что делают, они так зарабатывают деньги. Если ты настоящий артист ты пишешь то, что ты хочешь, что есть у тебя в голове, то, думаю, неважно, музыка, живопись или же литература. Если творчество идёт из сердца, то оно честное.

Если бы музыка стала бы преступлением, вы бы продолжили?

Рене: Действительно трудный вопрос! Вы имеете в виду, что если я просто буду писать музыку и попаду в тюрьму из-за этого? Вы знаете фильм Эквилибриум? Вот что-то типа этого. Когда у тебя есть эмоции как музыка, то тебя убьют. Возможно я бы делал это секретно и только для себя :)

И в заключение несколько слов для российских поклонников.

Рене: Мы передаём привет нашим фанатам, нам очень понравилось в России и мы надеемся вернуться вскоре и встретить всех вас снова!

RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!