Oomph!: классно осознавать, что вокруг тебя происходит развитие и ты являешься частью этого развития

Oomph!: классно осознавать, что вокруг тебя происходит развитие и ты являешься частью этого развития
Источник фото:
Екатерина Паршина // МЕСМИКА

Группа Oomph! - легенда для многих немецких групп и она всегда желанных гость на многих фестивалях. В этом году Oomph! выступили в пятый раз на Wacken Open Air, а Месмика разузнала кое-что о предстоящих шоу с симфоническим оркестром, о самых необычных площадках, где им приходилось выступать, а также о том, с кем они хотели бы поработать в будущем.

В сентябре вы сыграете два концерта с симфоническим оркестром в Москве. Это ваш первый опыт игры с классическим симфоническим оркестром?

Деро: Нет, это будет во второй раз или даже третий, потому что мы играли в Брауншвейге с оркестром примерно 8 лет назад. Второй - шесть лет назад, и в прошлом году на Gothic Meets Klassik в Лейпциге в Германии, то есть это будет уже четвертый раз, когда мы будет играть с оркестром. Но с российским оркестром это будет в первый раз. Мы ждем этого с нетерпением, это будет особенный эксперимент – сыграть с русским классическим оркестром.

Флюкс: Но в первый раз будет полное шоу. Потому что до этого мы играли на фестивалях, максимум семь песен. Сейчас будет пятнадцать, это будет полноценный сет. Вернее два полноценных сета Oomph! – в Москве и Санкт-Петербурге.

В январе 2019 вы выпускаете новый альбом. Будут какие-либо песни с него сыграны в предстоящих двух шоу с оркестром в России?

Деро: Нет, к сожалению. Все потому, что мы уже сталкивались с тем, что, когда люди не знают ничего о новой песне, их реакция не настолько бурная и зрители просто ждут, пока песня закончится. Они не отжигают под неё как под остальные, которые им знакомы. Мы припасем новые песни для следующего полноценного шоу, когда мы снова будем играть в России. Конечно, мы этого также ждем с нетерпением и конечно же мы сыграем её в следующий раз, который точно будет.

Вы когда-нибудь получали приглашение выступить на российских опен-эйрах?

Деро: Нет! Но если бы нас пригласили, мы бы приехали! Сколько в России хороших фестивалей?

Думаю, три-четыре.

Деро: Да, конечно, почему бы и нет? Я очень хотел бы увидеть это. Давайте поговорим об этом, и мы сделаем это.

Вы говорили как-то, что больше предпочитаете выступать в клубах, чем на опен-эйрах. Что-то изменилось в вашем мнении?

Деро: Я не помню, чтобы мы говорили что-то типа этого. И то, и то нам нравится. Это находится на разных уровнях и невозможно сравнивать эти вещи. В клубе все происходит более интимно, и ты чувствуешь энергию рядом со сценой. На фестивалях ты ощущаешь абсолютно весь спектр эмоций от толпы. Мне нравится играть как в клубах, так и на фестивалях, я не помню, чтобы кто-то из нас говорил что-то подобное, возможно, нас неправильно поняли.

Группы, поющие на немецком, очень популярны в Южной Америке и Восточной Европе. Как вы думаете, почему?

Деро: Оу, я не знаю. Если честно, я разговаривал об этом явлении со многими русскими фанатами. И они ответили, что у нас есть связь в последние сорок лет с немецкими группами, такими как Scorpions, Modern Talking, Scooter и ещё с разными. Поэтому между русской аудиторией и немецкой музыкой очень тесная связь, что для нас очень здорово. Многие российские фанаты говорили, что они пытались учить немецкий в школе как второй иностранный язык, они действительно интересуются немецкой культурой, музыкой и это только на руку нам, потому что они не просто любят музыку, они изучают её, знаю слова, знают все о ней. Они переводят слова песен, понимают значение песен, и ты чувствуешь, что они погружены в Oomph!

В 1993 году у вас было шоу в Нью-Йорке. Вы помните его?

Деро: Да, это было круто! Концерт был в…

Флюкс:: В музыкальной семинарии.

Деро: Да, в музыкальной семинарии в самом городе, и это было здорово. Это был наш первый раз там, мы находились в большой рок-церкви под называнием The Limelight (The Limelight это название сети ночных клубов в Америке. В данный момент The Limelight в Нью-Йорке, который располагался в здании бывшей церкви, уже не существует – прим. ред.). К сожалению, этого места уже не существует, но это была классная готическая церковь с расписными арками, различными статуями, отличное здание, отлично подходящее для музыки.

Флюкс: На следующий день у нас было ещё одно шоу.

Деро: На следующий день у нас было ещё одно шоу уже на берегу. Это также было круто. Да, мы помним это шоу очень хорошо: классный опыт, отличная аудитория, отличные люди. У нас до сих пор существует большая фанатская база в Америке, которая надеется, что мы вернемся с новым альбомом в Америку и Канаду.

Флюкс: Новый альбом будет выпущен также в Америке и Канаде. Два года назад мы играли в Мексике. На концерт пришла тысяча человек, поэтому это отличный аргумент, чтобы вернуться в Америку.

Вы уже тридцать лет занимаетесь музыкой. Как немецкий индастриал и немецкая сцена изменились за это время?

Деро: О, очень сильно! Прекрасно видеть, что везде происходит революция! В обществе, людях, музыке, искусстве. И классно осознавать, что вокруг тебя происходит развитие и ты являешься частью этого развития. Также круто понимать, что нас воспринимают как отцов-основателей Neue Deutsche Härte (ответвление индастриал-метала – прим. ред.), и нам приятно слышать и читать в различных интервью, что такие группы как Rammstein, Unheilig, Eisbrecher, Megaherz говорят, что без Oomph! они были бы другими группами. Мы похожи на первопроходцев. Но мы просто делаем, что делаем, мы остаемся собой. Слишком много всего СМИ, фанаты и другие группы могут думать о твоей музыке. Думаю, что мы многое сделали и люди понимают это. Этого бы ничего не было бы без Oomph! Очень многие знаю о том, что мы до сих пор что-то делаем, и преподносим сюрпризы нашей аудитории. Ну посмотрим, какая будет реакция на наш новый альбом. Думаю, он будет как всегда другим.

У вас было множество коллабораций с множеством исполнителей. С кем бы вы ещё хотели поработать?

Деро: Что касается моих личных предпочтений, то я хотел бы поработать с Бьорк. Возможно у ребят другое мнение.

Флюкс: Может вы посоветуете каких-либо российских артистов, с которыми мы могли бы поработать?

Деро: Ария!

Флюкс: Я видел парня с длинными белыми волосами по телевизору. По-моему, это бывший парикмахер, а сейчас он поп-певец. Вы его знаете? У него очень странная поп-музыка.

Деро: Я думаю, что прикольно было бы сделать что-то с Путиным. Почему бы нет? Мы стали бы первопроходцами! У вас сильная связь с Германией. Он отлично говорит по-немецки, поэтому это был бы отличный челленж. Вы просто представьте – тяжелые риффы и Путин на немецком. Это было бы невероятно! Мы открыты для такой коллаборации.

На какой самой необычной площадке вам довелось играть?

Деро: Давай-ка подумаю… Я уже упомянул старую готическую церковь на Манхэттене. The Limelight было очень классное место. Что же ещё…

Флюкс: Каждый раз, когда мы играем в горах (в последний раз это было в Швейцарии в Альпах), то сцены открывается потрясающая панорама гор! Также мы играли в Турку в Финляндии, и мы видели Санкт-Петербург на другой стороне моря! И мы играли на огромном круизном лайнере, который был около пятисот метров длиной, также в Чехии на фестивале Masters of Rock, где прямо позади сцены ходил поезд! И вся площадка пахла сливовицей (напиток – прим- ред.)! и пока ты шел с бэктейджа на сцену, ты уже становится пьяным. Также мы играли в Германии на корабле, который шел по реке Рейн, в Лос-Анджелесе на мотофестивале, где было пятьдесят тысяч байкеров.

Деро: Вы знаете Бранденбургские ворота в Берлине? Так вот, мы играли перед ними, а миллион людей смотрели на наше выступление.

Флюкс: Следующий уровень – Кремль на Красной площади!

Вы в пятый раз на Вакене. Назовите три ассоциации с этим фестивалем.

Деро: Wackeeeen! Давайте все вместе.

Все вместе: Wackeeeen! (На фестивале Wackenпринято показывать друг другу рокерскую козу и кричать хриплым голосом Вакееен!!! – прим. ред.)

Флюкс: На самом деле ассоциаций очень много. В первый раз мы выступили на Вакене, по-моему, в 1996 году. Он был абсолютно в другом месте.

Деро: Он был очень маленький как этот тент (интервью проходило в пресс-зоне, в которой располагался тент для прессы, в которой проходили пресс-конференции, а пресса-могла отдохнуть и зарядить гаджеты).

Флюкс: Да, и там было всего несколько человек.

Деро: Второй раз это было в 2005. Это также было здорово. Вообще все это очень странно – Вакен обычно не обходится без плохой погоды. Каждый раз, когда мы играли здесь: в 1996, 2005, 2011, 2015 и сейчас погода отличная! Каждый раз когда мы играем здесь, погода превосходная! Если организаторы хотят всегда иметь хорошую погоду, им следует нас звать всегда! Все сделано на «пять», отличные открытые люди, музыка великолепная, довольно тяжеловатая, что тоже здорово. Чувствуется доброта кругом.

Какое самое большое отличие российский аудитории от всего мира? 

Деро: Оу, вообще круто видеть, что зрители разные во всем мире: разные культурные основы, у них разные эмоции. Мне нравятся русские фанаты тем, что они полностью следуют за своей энергией, со всем своим энтузиазмом, они очень эмоциональны. Они танцуют как в последний раз! Немецкие зрители также классные, но они ведут себя по-другому. Сравнивать очень сложно. Возможно, немцы, как бы это сказать…

Флюкс: Я объясню. Немецкую аудиторию приходится дольше раскачивать. Ты должен заводить их долго перед тем, как они проявят свою реакцию. Что касается русских зрителей, их не надо раскачивать, скорее они нас заводят своим энтузиазмом! Этоособенновыделяетрусскуюаудиторию.

Несколько слов российским фанатам, которые ждут вашего возвращения в Россию

Деро: Мы также ждем с нетерпением нашего приезда в Россию, чтобы сыграть с симфоническим оркестром. Мы также ждем наш грядущий тур, который будет связан с новым альбомом. И это случится в следующем году. И мы побываем во многих городах России, в которых мы никогда не были ранее. Мы хотим продвинуться дальше на восток. 

Oomph! приглашают на шоу с симфоническим оркестром в Москве и Санкт-Петербурге (даже немного используют русский язык :) )

RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!