Eskimo Callboy: куда бы мы ни поехали в России, всегда найдутся люди, поддерживающие нашу музыку

Eskimo Callboy: куда бы мы ни поехали в России, всегда найдутся люди, поддерживающие нашу музыку
Источник фото:
Роман Горбунов // МЕСМИКА

Немецкая электроникор-группа Eskimo Callboy, выступающая, в основном, на метал-фестивалях, в этом году появилась на более "лайтовом" Frequency. Месмика пообщалась с Кевином и Себастьяном и выяснила, почему в осеннем туре нет России, любят ли они эскимо и какие татуировки есть на ребятах.

Привет! Как дела?

Кевин: Отлично! Правда здесь жарко, но нам весело! Мы были на двух фестивалях до этого, сейчас мы тут, это будет последний фестиваль за этот уикэнд и затем мы возвращаемся домой и будем отдыхать.

Недавно вы выпустили новое видео. Видео с каких концертов были использованы в нем и почему? И расскажите о процессе создания этого видео.

Кевин: В общем и целом, это микс из разных видео, потому что с нами всегда есть фотограф Кристиен. Он делает для нас видео, и таким образом у нас очень много контента с концертов и фестивалей, где мы выступаем. Он документирует абсолютно все, поэтому у нас достаточно материала, чтобы создать это видео. Когда мы начали делать его?

Себастьян: Кажется, с тура в прошлом году. Это все очень эмоционально. Когда ты видишь живое видео, ты вспоминаешь, где ты играл свои песни, хорошо проводил время. Конечно, оно отличается от видео со сценарием, где ты продумываешь сцены, но с последнего тура есть отличные сцены, которые мы скомпоновали вместе и получилось очень эмоциональное видео, которое нам очень понравилось.

Как вы думаете, почему влияние электроник метал кора увеличилось в последнее время и повлияло ли оно на вас?

Кевин: На самом деле когда мы начали делать музыку в 2010, было много команд, которые повлияли на нас, но сейчас... Я помню, что мы в первый раз играли просто один короткий сэмпл, несколько сэмплов, и все говорили: «О, вы должны играть это вживую! Вы используете электронику! Это что-то наподобие смешения разной музыки. Нравится вам, например, электронная музыка? Почему бы не соединить её вместе с металом? Можно соединять метал и рэп? Существует много способов соединять вместе разные жанры. Я думаю, что все группы как новый забавный стиль. Новые стили музыки выросли.

Себастьян: На нас также повлияло множество поп-музыки. Она сама по себе меняется. Сейчас она больше электронная. Много поп-музыки, которая производится знаменитыми диджеями сегодня. Я хочу сказать, что она может меняться. Сейчас нет достаточной возможности делать твой звук уникальным. Я думаю, это причина того, что музыка меняется, потому что у вас есть больше возможностей делать звучание немного уникальнее, если у вас есть электронные инструменты.

Если мы посмотрим на карту ваших выступлений, то мы увидим, что вы играете на многих метал-фестивалях, но Frequency гораздо легче по своему стилю. Как вы себя чувствуете здесь? Если ли разница?

Кевин: Да, между метал-фестивалями, где мы обычно выступаем и Frequency разница огромна. Вот только прошлой ночью мы играли в Швейцарии на фестивале Open Air Gampel, который находится в мэйн стриме. На нем было много топовых артистов, я думаю, что такие фестивали не просто так букируют нас. Мы не настоящий метал – мы нечто среднее между группой, у которой есть тяжелые риффы и которая, в то же время, использует некоторые части из поп-музыки. И нам очень комфортно. Думаю, что есть много людей, которые не знают нас на Frequencyи Open Air Gampel, но…

Себастьян: Вчера было довольно весело, больше, чем мы ожидали. Если честно мы ничего не ждали, потому что, как я уже сказал, там было очень много топовых музыкантов, хэдами были 30 SecondsToMars, и подобная музыка. Мы были всего лишь одним представителем хэви-метала и просто … ну не знаю, мы просто сыграли наш сет и толпа скандировала и хлопала, это было безумие, мы не ожидали этого.

Кевин: Главное, что людям до сих пор это нравится, я не знаю почему. Но из-за стиля того фестиваля они могли бы сказать, кто они такие? Они играют метал-музыку? Или что-то другое? Но они просто пришли посмотреть, что из себя представляет наше шоу, и оценили его. Это как раз то, что нужно – людям нравится то, что они видят.

Фестивали или клубы?

Себастьян: Я бы сказал, и то, и то. Неважно, сколько людей стоит перед сценой, когда им хорошо. Мы играли и на фестивалях, где выступлениях прошли не очень удачно, и в клубах, где также что-то шло не так, но иногда происходит нечто прямо противоположное: мы играли на прекрасных фестивалях, и в чудесных клубах, людям нравится то, что они видят, и неважно, что это: фестиваль или клуб.

Кевин: Я хочу сказать, что выступления в клубах более интимные, так как ты чувствует больше сплоченных людей. Ты можешь прикоснуться к ним, ты лучше слышишь их. Это разные ощущения, чувство, что ты ближе к людям, бесценно, это нечто, что ты хочешь чувствовать, и ты не можешь чувствовать это, когда перед тобой 40 000 человек.

Себастьян: Но, например, на фестивале Summer Breeze, на котором мы отыграли два дня назад, было прекрасно, та ночь была невероятно безумна, но каждый был полностью погружен в музыку, пели слова песен. Я думаю, что это было также интимно, как и в клубе.

Кевин: Потому что ты соединяешься с людьми, и неважно, сколько людей стоит перед сценой, это прекрасно. Я не знаю… и то, и то.

Себастьян: Да, нам нужны и фестивали, и клубы.

Кевин: Определенно.

В списке городов будущего тура мы не видим Россию. Почему? Где Россия?

Кевин: Вы наверняка знаете, то ситуация в России несколько отличается от Европы. Очень много трудностей возникает – ты должен лететь на самолете, брать с собой техническую команду. Мы приедем в Россию с новым альбомом, а тур по Европе с Attila на самом деле тот же самый тур без нового альбома. Мы не можем вернуться в Россию без нового альбома, нам нужно написать его, в следующем году мы выпустим его и вернемся как можно раньше.

Себастьян: Сейчас мы сидим в студии и пишем, и как всегда у нас нет много времени, и мы уже опаздываем, и у нас дедлайн, да, и этот тур будет последним в этом году и затем мы засядем в студии и будет стараться изо всех сил. Мы должны и турить, и писать новый альбом.

Кевин: И, конечно же, мы потом вернемся. Россия всегда в нашем списке, и я думаю, как только мы выпустим новый альбом, Россия будет первым место, куда мы отправимся презентовать его.

Итак, мы будем ждать.

Кевин: Мы тоже. Сейчас мы не можем вам сказать точную дату, но когда альбом будет готов, Россия должна быть первой страной, где мы сыграем его.

Какие самые запоминающиеся моменты в России в течение тура вы можете вспомнить?

Себастьян: Я могу сказать, что у России нет правил, когда вы приходите на концерт. Люди просто всегда отжигают, и это всегда круто, потому что… Я имею в виду нет правил, это то, что люди всегда весело проводят время. Это всегда приятно и удивительно, и мы всегда хорошо проводим время в России.

Кевин: У нас очень много приятных воспоминаний. Обычно нас спрашивают о разнице национальностей в разных странах, в которых мы играем. Я могу сказать, что японцы очень тихие, они также могут отжигать, но они ведут себя тихо. Потом есть Германия, Европа и… Россия! В России всегда особенная история. Вы отжигаете всегда, всегда много веселья и неважно, сколько людей в помещении. Они дают вам ощущение клуба. Мы играли в московском клубе – я не помню его название…

Главclub?

Кевин: Да, Главclub. Он большой, но люди в нем дали нам клубное чувство – мы чувствовали, как они близки к нам. И мы ждем не дождемся, когда мы сможем оказаться там снова.

Что вы можете делать каждый день и это вам никогда не надоест?

Себастьян: Играть в ФИФА на Playstation.

Кевин: Когда мы находимся в туре, мы прибываем на места выступления очень рано и нам нечего делать. Мы хотим как-то занять себя. И мы можем играть в приставку. И нам всегда нравится играть в игры и ФИФА – наша любимая игра. Мы каждый день начинаем с этой игры.

У вас очень много классных татуировок. Расскажите нам о них. Может быть какие-то из них имеют особую историю или приурочены к воспоминаниям?

Кевин: Да, у нас много, так называемых, «туровых» тату.

Себастьян: Я всегда пытаюсь сделать новые татуировки и использую для этого ноги. У нас есть тату, сделанные в туре. Из Южной Африки, Гамбурга, эту мне сделала Анастасия Сивакова, наш друг.

И у вас интернет-соединение теперь везде ???? (тату в виде вай-фая)

Кевин: Это тату сделано также сделано русским мастером из Санкт-Петербурга, правда я не уверен…

Много тату здесь – это знак Зодиака моего дедушки.

Себастьян: Обычно, татуировки рассматриваются как искусство, но мой рукав не имеет каких-либо особых значений кроме вот этой, но она сейчас нечитабельна, потому что немного поблекла.

В России эскимо – очень популярный вид мороженого.

Мы знаем!

Когда мы приезжаем в некоторые российские города, нас угощают этим мороженым, потому что мы называемся Eskimo Callboy.

И какое же мороженое вы любите больше всего?

О, это сложный вопрос! Мне очень нравится желейное мороженое.

Себастьян: Я не очень люблю мороженое. Иногда я ем его, но у меня не бывает такого, оу, сегодня я съем вот это мороженое! Это происходит очень спонтанно.

Кевин: Я люблю мороженое, моя девушка очень любит его, и иногда для того, чтобы посмотреть кино, послушать музыку, ей нужно мороженое. И иногда, когда мы сидим дома, она вдруг говорит, я пошла на заправку, я хочу мороженое. Иногда ей надо целое ведерко.

И напоследок несколько слов вашим российским фанатам, которые ждут вас с нетерпением.

Кевин: Конечно же, мы всегда благодарны за поддержку, мы совершенно точно знаем, что российским фанаты многое значат для нас. Из разных городов поступает очень много поддержки. Россия – большая страна и куда бы мы ни поехали в России, всегда найдутся люди, которые поддерживают нашу музыку, и мы им благодарны за это. И мы надеемся, что эта поддержка поможет нам завершить альбом. Мы очень много работаем над ним и мы надеемся выпустить альбом в начале 2019 года и мы вернемся с новым туром и новыми группами. Большое спасибо!

Фотоотчет с выступления Eskimo Callboy на фестивале Frequency.

RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!