Rokko Ramirez: Я отделяю работу от других вещей

Rokko Ramirez: Я отделяю работу от других вещей
Источник фото:
Роман Горбунов // MESMIKA

Рокко Рамирез - самый тяжелый австрийский диджей во всем мире. В конце 2018 года был выпущен его альбом под названием "No World Order". Альбом представляет собой лирико-историческую конфронтацию с войной, потерями и разрушениями, встроенную в жесткие бомбические звуки. Он всегда желанный гость в разных странах, включая даже Китай. Месмика пообщалась с Рокко на австрийском фестивале FM4 Frequency после его ночного выступления и узнали о его взглядах на диджейство, татуировки и проект Wildstyle & Tattoo Project.

Ты самый тяжелый австрийский диджей во всем мире. Когда ты решил стать диджеем, думал ли ты стать самым тяжелым диджеем или эта идея пришла тебе позже?

Знаешь, это своего рода процесс, потому что, когда я начал диджеить, существовал только винил. Поэтому, когда я начинал диджеить в маленьком клубе по выходным - в пятницу или субботу, там также были металлисты, и все они хотели услышать Metallica, Nirvana и все эти вещи. Поэтому я решил сделать специальный знак: «Нет Nirvana, нет Metallica, пожалуйста». Может быть, в некоторые выходные была девушка-диджей, и она всегда играла рок-н-ролльную песню Europicture Show Time, поэтому я сделал такой знак, как «Нет Metallica, нет Nirvana, нет рока на Europicture Show». И с этого момента это было похоже на хард-рок и некий метал. Во всем этом я стал диджеем. Это также следовало называть людям как типичную сцену EDM. Для меня не важно  играть ли в этом клубе или вживую. Быть Rokko Ramirez - это мост между группами и песней, поэтому я не вижу себя особым диджеем, я вижу себя немного в качестве артиста. Может быть, как поющий гитарист, который раньше играл в группе, так и артиста с собственными песнями. Можно сказать, что это что-то вроде Авичи или Дэвида Гетты, с другой стороны, в другой точке пути. Не на электронной сцене, а в метале и хард-роке. И вот в этом и состоит суть самого жесткого диджея.

- У тебя был очень большой успех в Китае. Почему ... Китай?

- Ну, может потому, что я похож на Будду [смеется].

- Вау, понятно.

- Потому что это то о чем мы говорили раньше. Все эти люди знают, что EDM-сцена, но они не знают эту рок-сцену. То же самое в Китае, у них очень большие клубы в Шанхае, например, и они также играют EDM.

- Что за клуб? Я думала, что это был опен эйр.

- Да, опен эйр тоже. Есть известный клуб в Китае, я не помню названия, но ты можешь играть там, если ты играл, например, уже на Tomorrowland. Нет шанс сыграть там, если вы не участвовали в Tomorrowland. У них нет рок-сцены, так что людям она любопытна. И это очень важно. И как я уже говорил, это сочетание рок-н-ролл, диджейства и немного группы, ты знаешь, что я имею в виду, потому что ты вчера ты видела мое шоу. Я думаю, что это сочетание очень важно для успеха во всем мире. Потому что люди знают только типичный EDM и диджей-сцену, но они не знают ничего о рок-н-ролле.

- Это что-то новое для них.

- Также люди видят стиль, татуировки, и они интересуются, почему я сделал это или что это за татуировки. Если я нахожусь в самолете, люди обращают на меня внимание все время.

- И какая из тату твоя любимая? Может какие-то из них имеют особую историю?

- Ну, это всегда последняя. Самая новая - самая важная, потому что если чем старше они становятся, тем больше вы забываете о них, вы забываете их историю. Гораздо интереснее делать новые. Две из моих любымых сделаны мастером, который как Дали, он делает такие вещи [показывает]. И у меня еще есть корабельная татуировка. Я попросил его: "Сделай что-нибудь с морем", и он сделал вот это.  Я спросил его: "Что ты сделал?". Он ответил: "Это ты!". Я смотрел, что он делает в течение трех часов... 

- И это было для тебя сюрпризом!

- Это одна из моих любимых десяти татуировок. Хочешь знать, что это? Это австрийский женский футбол.

- Футбольная команда?

- Джасмин Пармина Эда играет в национальной сборной по футболу с номером 16 и в клубе с номером 27. А это Виктория. Она играет в международной команде с номером 4 и в клубе с номером 24. И это Дорнбах. Это район в Вене и там есть стадион, где они играют.

- За какую команду ты болел во время Чемпионата мира в этом году?

- Моя любимая команда  Винер Шпорт-Клуб. В 1958-1959 годах еще не было Лиги Чемпионов. И самым большим успехом было то, что они обыграли Ювентус из Италии. Счет был 7:0 и это была самая большая потеря в итальянском футболе.

- Благодаря своей работе, ты знаком со многими известными артистами. Это помогает тебе в продвижении вашей музыки? 

- Нет 

- Ты можешь сотрудничать с ними.

- Я могу, но я пытаюсь отделять работу от других вещей. Я не хочу смешивать работу с чем-то еще. Если вы известный политик, вы можете заниматься спортом, музыкой и т. д., но только если вы делаете самостоятельно. Вот это успех. Я не хочу, пойти куда-нибудь и говорить, что я фестивальный супер-промоутер, нет.

- Ты слышишь разную музыку. Это приносит тебе новые идеи? Может быть, сэмплы или инструменты?

- Я начал заниматься музыкой в детстве. Я играл на флейте. И я играл в группе раньше, так что это было для меня самым вдохновляющим. Мне не нужно слушать, потому что новые идеи уже есть. Вся моя голова в музыке 24/7. И это может быть трудно, когда у вас есть песня в голове. Например, у меня вот Ruby Kaiser Chiefs. Открывая глаза утром я слышу “Ruby-Ruby-Ruby-Ruby...”, а потом я пытаюсь уснуть. Поэтому я стараюсь держаться от музыки немного поодаль, чтобы не было переполнения. Это большая проблема, если вы переполнены. Поэтому я стараюсь избегать этого, читая книги или просматривая исторические документальные фильмы. Это помогает быть немного поодаль от музыки.

- Ты сотрудничаешь с проектом Wildstyle & Tattoo Project. Я пыталась читать об этом, но сайт на немецком, поэтому мне было тяжело читать. Как я понимаю, это музыкальный проект...

- Нет, Wildstyle является крупнейшей европейской конвенцией татуировок за последние 20 лет. И у нас был проект в Wildstyle, он был современным примитивным диджейский сет. Мы играли с Хеленой Верджин из Хорватии, Робом Холидей, который играл с Мэрилином Мэнсоном, с The Prodigy. Это было трипл-CD. Была идея продвинуть Wildstyle с сетом, который объединил исполнителей, которых вы знаете, играющих разные песни, но каждая песня имеет название с Wildstyle. Я был частью этого проекта, но идея была Wildstyle конвенции татуировок. Последний вопрос.

- В этом году мир потерял двух очень хороших артистов. Авичи и Долорес из The Cranberries. 

- Линкин Парк, Джил Джэнус из Huntress покинула нас в прошлый четверг...

Jill Janus с Rokko Ramirez (Фото: HERBERT P. OCZERET)

--------------

- На этом фестивале мы могли услышать много диджеев, играющих свои треки в память об этих людях. Как ты к этому относишься?

- Да, потому, что все артисты живут и с их музыкой, и если кто-то умер, вы не забудете их. Это как Бах или Моцарт, ты же до сих пор слушаешь такую музыку. Это очень важно, чтобы играть их музыку. Авичи был очень важен. И Честер Беннингтон из Линкин Парк тоже.

- Да, есть много групп в России, которые делают каверы на Линкин Парк в память о нем. А что вы думаете о России?

- Я никогда не был там, но я хотел туда поехать, потому что это очень интересная страна с очень важной тысячелетней историей.  Городу, откуда я родом, русские очень помогли во время Второй мировой войны. Я думаю, что все люди и история очень важны. Если есть возможность, я обязательно поеду туда. Я еще достаточно молод.

- Если ты приедешь в Россию, дай нам знать. Мы поможем тебе и покажем, что знаем.

- В детстве я смотрел военные парады. И мне очень интересно все, что касается России. 

- Большое спасибо, вчерашнее шоу было потрясающим.

- Спасибо.

-------------------------------
В прошлом году на фестивале FM4 Frequency присутствовала команда SKN  из Санкт-Пельтена, города, где и проводится этот фестиваль. На фотографии вы можете видеть чемпионок австрийского женского футбола on the picture ↓

Слева на право в верхнем ряду:

Ömer Eryilmaz (тренер вратарей)

Michela Croatto (защитник)

Annabel Schasching (полузащитник)

Gina Babicky (защитник)

Rokko Ramirez

Isabella Kresche (вратарь) - она травмирована, поэтому на фотографии она на костылях

Second row down:

Melissa Abiral (вратарь)

Jasmin Eder (полузащитник) капитан команды женской сборной Санкт-Пельтена по футболу SKN 

RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!