Анатолий Скляренко о честной благотворительности, честной музыке и честной критике

Анатолий Скляренко о честной благотворительности, честной музыке и честной критике
Источник фото:
Официальная группа Вконтакте (https://vk.com/bpodryad)

В преддверии благотворительного фестиваля «Дайте миру шанс», который пройдёт в Санкт-Петербурге 20 января, мы встретились с его хэдлайнером — которого выбирали не организаторы, а зрители. Наиболее любим петербуржцам оказался «Бригадный подряд». С фронтменом Анатолием Скляренко мы поговорили о том, насколько публика разбирается сейчас в музыке, о мотоциклах, пополнении в семье и попытке молодых групп добиться дешёвой популярности.

- Мы встретились перед благотворительным фестивалем «Дадим миру шанс». «Бригадный подряд» часто участвует в таких фестивалях, и на все ли вы соглашаетесь?

- Мы стараемся вписаться в такие мероприятия. Есть только два повода, по которым мы можем не вписаться — близость какого-то концерта, организованного не нами, когда из коммерческих соображений запрещают организаторы, и второе, это недоверие, так как часто люди прикрываясь благотворительностью просто забирают деньги себе, это сразу чувствуется. Мы таких людей знаем.

- Сами занимаетесь благотворительной деятельностью?

- Иногда отправляю СМС, когда по 5 каналу собирают на помощь детям. Может быть, так лишние очки у Бога зарабатываю.

- Сейчас перед выходом на сцену остался мандраж, волнение? Или с опытом всё это уходит? Что вообще даёт опыт музыканту, кроме умения в нотки чаще попадать — в эмоциональном плане, например?

- Опыт даёт возможность самонастроиться, не дать мандражу взять верх, а такое раньше бывало. Волнуешься как будешь принят публикой, а не то, как ты возьмёшь аккорды. Волнение осталось, но контакт с публикой я научился находить. Публика везде разная, я уже научился разбираться, где от тебя чего ждут. Южнее, Краснодар — очень спокойная, открытая публика. В Москве люди платят деньги и хотят получить товар.

- Это нормально для рок музыки — воспринимать её как товар?

- Это факт. Публики больше, чем артистов, и я не буду навязывать ей своё мнение, разве что воспитывать. Но этим мы занимаемся, предлагая новые песни, поэтому группа постоянно меняется.

- У вас клип недавно вышел, снимали летом. Специально ждали, чтобы выпустить подарком к новому году?

- Мы просто долго его монтировали, он существует вообще в нескольких видах. Много было вариантов монтажа, сошлись на этом. Хотя там даже анимация была — вырезали.

- Клип ваш биографичен? Или мог быть таким? Когда приходите на репетицию, всё закрыто и вы просто едете к директору студии?

- У нас был случай, когда у нас затопило точку, к счастью мы были на гастролях и инструменты не пострадали Сейчас, я знаю, у группы Louna затопило точку, причём капитально, с инструментами. Меня бы просто сейчас инфаркт разбил, если бы затопило инструменты.

- Можно считать клип «уроком панк-рока»? Что бы тебе не мешало играй, несмотря на обстоятельства?

- Это одно из обстоятельств. Вообще человеку, наверное, отмерено определённое количество преград, которые ему надо преодолеть, и дальше всё у него будет хорошо. Чтобы Бог посмотрел сказал: «А парень-то настырный, надо поцеловать его в лобик».

- То есть надо переть вперёд, несмотря ни на что?

- Конечно, дорогу осилит идущий. Есть, наверное, везунчики, которым просто повезло, но таких очень немного. Когда путь тернист, закалка появляется — то, что нас не убивает, делает нас сильнее. Меня сейчас ломом не перешибёшь. Буду делать всё, чтобы у меня получилось.

- Так вроде уже получилось?

- Получилось-то получилось, но не останавливаться ведь на этом. Я, к счастью, не дошёл пока до тех исполнителей, которые 15 лет играют одно и то же, собирают одних и тех же людей. Всё время хочется чего-то нового. Поэтому у нас сильная ротация публики, мы всё время даём что-то другое. Даже если это кого-то раздражает, то я считаю это необходимым. Раньше я серьёзно следил за творчеством группы «Алиса» и как раз они были примером — в более раннем творчестве менялись от альбома к альбому, пока не пришли к своему стилю, который выстрадали, заслужили.

- То есть эти творческие эксперименты — поиск своего стиля?

- Нет, просто пока молод хочется экспериментировать и двигаться вперёд.

- А если напишите такой альбом, что будет совершенство — для вашего восприятия, для публики?

- Да каждый альбом такой. На наш взгляд, каждый наш новый альбом — то самое лучшее из того, что мы сделали. Мы отвечаем за каждый свой альбом. Вопрос мировоззрения, мировая музыка совершенствуется, и это отражается на том, что мы делаем.

- Мировая музыка? А российская?

- Ну российскую музыку я причисляю всё-таки к мировой, хотя мы в позиции догоняющих, конечно, ведь рока не было фактически, он был в подполье. А когда в 90-е появилась благодатная почва, команд стало настолько много, что ходили на всякую дрянь. Я сам так ходил. «Пошли на рок-концерт! А кто играет? Да неважно - попьём, попрыгаем». И в один прекрасный момент на людей снизошло озарение - «да это же всё говно!», и перестали ходить на всё подряд. Вот тогда и началось развитие отечественной рок-музыки. Но, конечно, с оглядкой на мировую, которая развивалась как надо.

- Сейчас публика разбирающаяся?

- К счастью, она начинает разбираться. Сейчас, в том адовом количестве доступной информации, необходимо делать хорошо: слишком большой выбор. Неважно чем ты занимаешься — делать это надо хорошо. У нас был такие песни - «Питер рок-н-рол» или «Гитары», которые просто моментально стали хитом, хотя особо и не продвигались. Но, реально, засыпаешь, утром встаёшь — 10 тыс прослушиваний. И понимаешь — хит. Радиостанции уже берут без оглядки. У нас в каждом альбоме несколько таких песен. Наверное, мы всё делаем правильно, раз не потерялись в этом огромном информационном поле.

- Когда писали «Реинкарнации», не было мысли 1-2 песни отдать на аранжировку другим музыкантам, возможно, это помогло бы самим услышать что-то новое неожиданное?

- Это уже скорее трибьют, а мы пока не собираемся делать трибьюты, мы не настолько старые. Другое дело, что музыкальная культура, мировоззрение, меняется, что-то из старого мы уже петь не можем, так как растём. Да и не хотим, чтобы нас слушали только седовласые дяди с хвостиками, которые любят повторять «Бригадный подряд» уже не тот. Да пошли вы к чёрту! Нас слушает молодёжь, а группа жива, пока её слушают молодые. Тех, кто твердит «Раньше было лучше», мы просто посылаем. Хотите как раньше — вот вам кассетный магнитофон, слушайте. Нам нравится то, то мы делаем сейчас.

- «Бригадный подряд» выступает с акустикой, с электрическими концертами, но ни разу не выступали с квартирниками. Почему?

- Нас постоянно пытаются на какой-то квартирник позвать. Акустика — наиболее близкий вариант, приемлемый для нас по технике, по другим параметрам. Наверное, мы можем сыграть, тем более у нас запустилась краундфандинговая кампания на planeta.ru, где один из лотов как раз проведение квартирника. Вот купит если кто, там и потренируемся, будет интересный опыт. Но просто так играть за бутылку портвейна мы не хотим.

- Ну раз речь зашла, расскажи про кампанию, вы собираете на автобус? И ведь раньше довольно прохладно о подобных платформах высказывались?

- Да, я не скрываю, это правда. Собирать на новый альбом — это просто жадность, если музыканты достаточно зарабатывают, чтобы выпустить пластинку. Собирая на новый альбом, есть икру ложкой из банки. Но тут ситуация другая. Мы ездим на своём автобусе на гастроли, это выгоднее, позволяет снизить цены на билеты, что особенно ценно в кризис для молодёжи. И наш автобус в таком состоянии, что ездить на нём просто опасно. Мы не хотим повышать цены на билеты, а без автобуса это будет неизбежно. Альбом мы сами запишем, но просим помочь, чтобы мы могли привезти.

- У вас там очень необычные лоты — присутствие на саунчеке, видеопоздравление, экскурсия, стихотворный шарж.

- Мы старались. Мы вообще команда близкая к народу. Всегда стараемся и после концерта выйти к зрителям. Если человек не быдло, с ним всегда приятно пообщаться. Некоторые даже дают полезные советы, жизненные - наш фан-клуб, в частности. Они смотрят на нас из зала и говорят такие вещи, которых мы реально не видели, хотя вроде лежали на поверхности. Большое им спасибо.

- «Бригадный подряд» часто выступает на байк-фестивалях, а сами водите мотоцикл?

- Да, правда сейчас у меня его нет, да и с питерским летом особо не поездишь. Зимовать я стараюсь в Индии, в этом году не поеду по семейным обстоятельствам — моя жена беременна и я ожидаю сына. А вот когда едем — беру нормальный спортивный мотоцикл и гоняю в своё удовольствие.

- Почему вас вообще так часто к байкерам зовут? Новый символ байк-движения?

- Байкеры вне политики, мы не призываем на баррикады, поём абсолютно про жизнь, иногда с налётом алкоголя. Под нас и поплясать можно. Но когда приезжаю — залипаю на мотоциклы «а можно сесть, а можно прокатиться?». Некоторые, правда, стоят больше, чем моя квартира, поэтому иногда сам не рискую ездить. У меня дома даже есть подборка фотографий коллекционных мотоциклов.

- Анатолий, ты недавно стал экспертом программы «Точка контроля», насколько подобные программы помогают пробиться молодым группам, и есть ли шанс стать известными?

- Да могут стать даже суперизвестныыми. Проблема в том, что сейчас очень мало самобытных коллективов. У группы нет лица. Петь можно, что угодно, как угодно, на любом языке — главное, выделяться из серой массы. Получается, решили ребята играть панк-рок, а как играть? А как Sex Pistols, или давайте играть калифорнийский рок- и все звучат как The Offspring. Хочется задать вопрос : «Вы как друг друга различаете вообще»? Может, один музыкант из другой группы перешёл, и не заметил. Такие передачи дают возможность тем, у кого есть идея. Это самое главное. Я достаточно категоричен — если вижу дрянь, то говорю — дрянь. Некоторые косят музыкой под одних, вокалом под других «Вот мы нашли новое направление». Хотят петь как Серж Танкян, а играть как симфонический оркестр. И что? Главное, чтобы всё сочеталось. Если это не понимают — пусть идут работать на завод. Если тебе нечего сказать — не говори. Сейчас многие думают, что им есть, что сказать — поносить правительство, государство. Это самый сейчас простой путь, многие это поддерживают. Но, к счастью, я думаю это ненадолго.

- Но если человек искренен — для него это тоже может быть идеей?

- Искренне против можно быть, когда тебя искренне доведут до отчаяния. Общаясь с этими людьми, я понимаю, что это всё наносное. 100% тех, кто лезет на баррикады, из тех, с кем я общался, не готовы ради этого отказаться от бутылки хорошего коньяка в гримёрке. Они просто любят пить коньяк и говорить на потребу толпе. В панк-роке всегда был протест. Хочется всегда задать вопрос «Вот тебя менты били?». Меня — били. В «Там-таме» били просто так — за то, что у меня был длинные волосы поймали на лестнице и отпинали, автоматом по башке били. Я могу сказать «Козлы, я вас ненавижу», но я этого не делаю, потому что понимаю, что это отдельные уроды и надеюсь, что они умерли. И власть не при чём. Лично моё благосостояние выросло за последнее время. Часто сыновья богатых родителей берут гитары и начинают петь про власть. Но фальшивку сразу видно. Их не били. Побить могут если придёшь на митинг и начнёшь — вы все козлы, пидорасы. Конечно, они возьмут дубинки и поколотят, это называется провокация. Когда тебя гопники за это бьют, это не называется угнетением.

- Так может они за других переживают? Их не били, других то бьют?

- Да за кого они переживают? Люди не готовы отказаться ради кого-то от бутылки хорошего коньяка. Ребята, сделайте сначала что-то хорошее сами, кому-то денег дайте, откройте клинику для наркоманов. Можно любого такого музыканта спросить «А ты налоги-то заплатил?». И чего ты хочешь? Почему ты жалуешься на плохие дороги, если ты за них не платишь? Надо сначала исправить себя, а потом требовать этого от других. А если ты не хочешь ничего другого, кроме как кататься по стране с умным лицом. Дело твоё. Но это наносное, пройдёт, надоедает. Как было эмо-движение, куда оно потом исчезло? Да просто надоело народу. Надоест народу быть против всех, они будут за всех. Это как веганство, ставшее очень модным. А давайте не будем есть мясо? А почему? А потому, и всё. Я знаю людей, которые 3 месяца не ели мяса, ждали просветления. Ходили злые, а потом съели кусок свинины и им снова хорошо.

- Видимо, сначала должно быть просветление, а потом отказ от мяса.

- Да, сначала должно наступить просветление, а потом уже решай — будешь ты есть мясо, ходить на марши несогласных и так далее. Причинно-следственная связь потеряна. Сначала надо разобраться в себе, и решить, что для тебя благо. Все перемены надо начинать с себя.

Беседу вела Бенусова Ульяна

kat
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!