Александр Ильин: путешествия в другие страны расширяют сознание и меняют к людям отношение

Александр Ильин: путешествия в другие страны расширяют сознание и меняют к людям отношение
Источник фото:
Роман Горбунов // МЕСМИКА

В День Защитника Отечества в СК Олимпийский состоялась Десятая Церемония вручения Национальной премии Чартова Дюжина. Александр Ильин - не только талантливый актёр, но и прекрасный музыкант, выступающий в группе План Ломоносова. С ним за кулисами и пообщалась Месмика во время мероприятия.

Вы вокалист группы “План Ломоносова”, а не лидер группы. В чём отличие? Обычно считается, что вокалист - лидер группы.
Александр: Нет, у нас махновщина (смеётся), и каждый выполняет свою функцию, и никто на себя одеяло не тянет.


То есть у Вас решения все принимаются вместе?
Александр: Да, коллективно.


В любом случае, при выступлении обычно смотришь на кого? Кто поёт, соответственно, того и считают лидером.
Александр: Ну, это всё происходит в головах зрителей, которые смотрят. А так, для себя, я вокалист, а не лидер группы.


Понятно. А Вы автор песен?
Александр: Я автор текстов за исключением последнего альбома, потому что мы его сделали на стихи Владимира Маяковского на поэму “Облако в штанах”. То есть это полностью поэма, переложенная на музыку: 19 треков, она идёт где-то один час десять минут. Там разные (стилистически) треки, и за счёт того, что они нанизаны на одну смысловую историю, они не выглядят каким-то винегретом. Они выглядят очень интересно, совершенно не скучно слушать, и это очень здорово. Что ещё классно - это альбом не для одноразового прослушивания - там очень детально проработаны аранжировки. Всё это мы делали где-то два года, плюс ещё год мы разрабатывали презентацию, эдакий панк-арт спектакль, как мы называем. В “Облако в штанах” используются всякие видеоинсталляции, 3D-мэппинг, голограммы, всякие такие штуки…


То есть идёте в ногу со временем?
Александр: Да, в ногу со временем. Ну а как? Маяковский вообще впереди паровоза гнал, поэтому всё это концептуально - идти в ногу со временем.


А как пришла идея сделать такой альбом?
Александр: Да занесло, в общем, одного человека. Я пересёкся с ним, он снимал кино про Маяковского, и узнал, что у меня нормальная, так скажем, группа. А он какой-то неформальный фильм снимал, основываясь на их всех футуристических “развлекухах” и так далее. Это же неформалы своего времени, правильно? Смешно, формалисты - неформалы! Этот человек позвал меня на предмет моего участия в этом фильме. Говорит: “Ты можешь сделать песню в качестве проб с группой? Или отрывок?” Ребята с удовольствием мне в этом помогли, в итоге, всё мы сделали, но с этим дядечкой разбежались, а песня у нас осталась. И её, вроде бы, просто в альбом странно впихивать…


Вы понимали, что у неё имеет честь быть продолжение?
Александр: Мы сделали вступление: то есть альбом состоит из четырёх частей, плюс вступление. Оно достаточно короткое - там три или четыре четверостишия. Вот на эти четверостишия мы сделали песню и поняли, что либо это доделывать, либо не выпускать. А с песней расставаться было очень сложно, потому что она получилась классная, нас прямо тащило всех. И мы вдохновились и потратили много времени на реализацию этой идеи, но она нам, в общем-то, удалась. Я на 100% доволен этой работой во всех отношениях.


Как её приняли Ваши слушатели, зрители?
Александр: Как обычно, мнения очень полярные. Пластинка вызывала весь спектр эмоций. Я опять подчёркиваю, что альбом не для одноразового прослушивания; я обратил внимание, что очень много было отзывов вроде: “Я сначала послушал, и никак мне не попало. А потом начинаю слушать, понимаю, что это гениально.” И люди слушают это, и по много раз. Потом какие-то видео присылали, наподобие: “педагог в школе ставит на уроке литературы”.


Вам за это платят?
Александр: Нет, это в группу скидывают видео с телефона. Например, педагог в школе ставил нашу песню, когда они проходили Маяковского. Так, в принципе, приём хороший. Так хотя бы дети будут понимать, что его стихи актуальны до сих пор. И они совершенно не запылились, они насыщенны, многообразны, они огромные. Вообще, стихи классные.


А сами как к Маяковскому относитесь?
Александр: По-разному. Есть стихи, которые представляют собой что-то невероятное - про войну или всё, что касается его лирических переживаний. Есть поэмы про Ленина, ещё что-то такое с политическим отливом, что меня не очень цепляет.


У Вас запретные темы какие-либо существуют для исполнения или для текстов?
Александр: Что значит “запретные темы”?


Есть тема, на которую вы никогда не будете говорить? Например, политика.
Александр: Песня, которую я бы не писал? Против души я бы не стал писать песню, которая была бы связана с какой-нибудь дрянью, что-нибудь, что вызывает чувство омерзения - с какими-нибудь заболеваниями мерзкими или что-нибудь подобное. Не писал бы песен призывающих к суициду или массовому кровопролитию.


А глобальные проблемы: наркомания, анархия или какие-то акции?
Александр: Ну почему… Анархию я не считаю запретной темой. Фашизм, наверное, запретная тема. Но про фашизм у нас нет песен. Я про фашизм знаю, поскольку у меня дед воевал, и я представляю, что это такое. А лишний раз о нём напоминать? Я считаю, что лучше предать это забвению. Но, при этом я отношусь настороженно к тому, что литературу на эту тему запрещают. Если это - враг, то его надо знать в лицо. Понимать, ознакомиться с материалом. Только так ты можешь понять, почему это опасно. А так это больше привлекает внимания - он становится интересным запретным плодом. Поэтому, я считаю, не должно быть запрета на историю и идеи, это непродуктивно. Чтобы что-то запрещать, нужно объяснять. Просто нужно уметь это делать. Если есть достаточно аргументов, то люди просто перестают этим увлекаться. Это, наверное, нужно не запрещать, а именно объяснять, что плохого, что хорошего, и неоднобоко. Иначе, когда попадаётся информация другого качества, у тебя может возникнуть ощущение, что тебя обманули. Поэтому нужно, всё как есть, рассказывать, а люди сами должны выбирать, что им делать. Точно так же как и с запрещением курения или алкоголя, наркотиков, матерщины, чего угодно. Просто нужно найти достаточно аргументов для людей, чтобы они отказались это делать, а запрет… На мой взгляд, нет. Кроме того, у нас достаточно многорелигиозная страна, и такие методы “палки”, я считаю, вообще недопустимы в религиозной стране. Во всех религиях исповедуется любовь, а палка и любовь, совершенно, на мой взгляд, разные вещи. Или тогда не надо притворяться. Просто очень странно, когда люди не практикуют то, что исповедуют...


Простой вопрос: перед выступлением у Вас с ребятами есть какой-то ритуал?
Александр: Мы пожимаем друг другу руки и бормочем, что в голову придёт, потом идем играть. Бормочем разное! Разные города, разное настроение, разные погодные условия. Единственное, что не меняется, это желание выйти на сцену и вытворять там то, что позволяет тебе делать твоё тело и твой возраст.


Что для Вас счастье?
Александр: Счастье - это ощущения удовлетворения жизнью. Конечно, такого не может быть постоянно. Если будет бесконечный поток счастья, ты перестанешь вообще понимать, что оно есть. Всё познаётся в сравнении, в контрасте. Главное заключается в способности его увидеть и осознать. И это даже можно тренировать. Поэтому у кого-то больше, у кого-то меньше, есть периоды в жизни, когда ты ощущаешь себя счастливым человеком. Я не писатель… Люди пытаются объяснить, что такое счастье, пишут тома заумностей, а тут пробовать объяснить в двух словах... Может, и слов-то таких нет, чтобы это выразить. Это просто такое ощущение. Я много раз, даже специально, говорил себе в определённые моменты, что если меня когда-нибудь спросят: “Был ли я счастлив?”, я скажу, что был. Потому что такие моменты, конечно, были. И будут, обязательно. И надо об этом знать.


Пользуясь моментом, поздравляю с 23 февраля. Побед, счастья, удачи. Получили ли вы сегодня подарки к празднику?
Александр: Да.


А какой-нибудь один, необычный, запомнился?
Александр: Например, я сегодня получил стол для того, чтобы принимать пищу в кровати. Я такой вещью никогда не пользовался и даже не предполагал, что мог бы ею пользоваться у себя дома.


Надеюсь, Вы с успехом будете его применять, и он Вам пригодится.
Александр: Я тоже надеюсь.


Вас завтра концерт в Рязани. Получаете кайф от круговорота перемещений?
Александр: Конечно, потому что это клёво! Путешествовать вообще очень важно для каждого человека. У нас в стране хорошо путешествовать, люди, которых ты встречаешь, с удовольствием делятся своим опытом, рассказывают истории, и всё начинаешь видеть в объёме, как бы, чуть выше это всё видишь. А другие страны - это тоже прекрасно. Они очень расширяют сознание и меняют к людям отношение, потому что понимаешь, насколько они разные бывают, и при этом они все всё равно остаются людьми, они тебе радуются, ты с ними можешь взаимодействовать, и даже заниматься сотворчеством или сотрудничеством. Например, мы записывали два раза альбом в Штатах, и один альбом записывали в Финляндии. То есть получается, мы там были не просто зеваками, а имели общее дело с коренным населением. Владельцы студии, техперсонал, “аборигены”... Ты видишь всех этих людей, но ты их уже воспринимаешь не как каких-то персонажей телевизионных новостей или фильмов и это классно! Ты понимаешь, что нет никаких врагов на другой стороне Земли, их нет ни в Азии, ни в Америке, ни в Европе. Эти люди нам не враги и это даёт очень много внутреннего спокойствия какого-то.. Воюет, в основном, администрация стран и т.д.


СМИ (смеётся).
Александр: А людей просто втягивают во все эти заварухи. Меня вообще удивляет момент, что есть до сих пор какие-то конфликты. Двадцать первый век, мы в космос летаем, столько книг написано, учений: философских, религиозных, метафизических, научных. Столько людей вообще рассказывали в течение стольких лет: “Давайте жить дружно!” Но, мы научились только ставить памятники этим людям, а на их мысли обращать внимание разучились. Может, и не умели никогда.


Спасибо сегодня Вам, удачи в жизни и творчестве, и с праздником ещё раз.
Александр: Спасибо.

Беседовала Ольга Махалова

RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!