Андрей Князев: я не сторонник кидаться в ностальгию

Андрей Князев: я не сторонник кидаться в ностальгию
Источник фото:
Николай Бируля // МЕСМИКА

Андрей Князев, лидер группы КняZz, один из самых активных и частых участников летних фестивалей. Ни один крупный опен-эйр не проходит без его коллектива, ни одно выступление не остаётся без тысяч фанатов. Восторженное исполнение вечных хитов "Короля и шута", их которых состоит часть фестивальной программы, и собственных песен собирают поклонников разных периодов творчества Князя.
Перед выступлением на "Доброфесте" мы поговорили с Андреем о фестивальном опыте, грядущих концертах памяти, группе "Кино", детях его и Михаила и не только об этом.

- Андрей, вам активно приходится выступать на разных фестивалях, в разных форматах, - какой из них оставляет наиболее теплое впечатление за всю карьеру?
-Ну, знаете, «за всю карьеру» - это очень большой срок. Много было фестивалей, которых уже не существует, много было спонтанных и неожиданных мероприятий в других регионах, которых больше никогда не проводилось, поэтому из этого всего сделать какой-то определенный вывод практически невозможно. Ну если что-то выделять, то это безусловно "Нашествие" и "Рок над Волгой".
Фестиваль такая штука, что бывает, когда действительно очень хорошо, а бывает, когда не очень. Дело в том, что очень большое – я бы сказал, первостепенное – значение для любого фестиваля имеет звук: тот звук, который на сцене. Потому что, если у нас все хорошо на сцене, если все хорошо в зале, - то, грубо говоря, миссия выполнена. Если что-то идет «не так», если звук «рушится», если аппаратчики не знают что и куда «воткнуться» - как это было вчера, например, - то и соответственно, падает ощущение от всего мероприятия в целом.
- А вчера где вы были?
- На «Мото-Малоярославце». Вчера у них была такая техническая ситуация, что все было подключено не пойми куда, каналы все были напутаны, я прошу «поднять мне микрофон» - вместо этого поднимают гитару или что-то еще. Грубо говоря, «полный destroy». Несколько песен мы еще отыграли нормально, потом начало всё вырубаться: у меня рацию вырубило - и всё. Мы, конечно, отыграли на профессионализме, но...
- Впечатление осталось...
- Ну конечно: впечатление - «отстой». Публике спасибо - народ отчаянный.
- Андрей, «Доброфест» - фестиваль, несущий по своей задумке добро. А какой самый хороший, добрый поступок делали по отношению к вам?
- Я сам в этом смысле добрый человек. Я считаю, что зло притягивает зло, добро притягивает добро. Я ценю, когда люди что-то делают по кайфу другим и при этом бескорыстно. Но сейчас мы говорим несколько поверхностно, поскольку тема добра в наше время - весьма противоречивая тема. Я понимаю, что такое делать добро, но у других людей на этот счёт бывают иные мнения.
- А сами в занятый фестивалями сезон успеваете где-нибудь отдохнуть или что-нибудь послушать? Или на фестивалях времени на отдых нет?
- Я не помню, что такое «отдых» - в том смысле, в котором его понимают остальные. Наша работа подразумевает: то, что мы делаем, это нам в удовольствие. А если ты получаешь удовольствие от своей деятельности, то и отдыхать от данной работы не стремишься. Скажем, если я выехал на природу, на второй день волей неволей начинаю входить в творческий процесс. Конечно, нельзя сказать, что затяжные гастрольные путешествия - это полный оттяг. Если я расскажу во всех подробностях, какие это нагрузки, то все те, кто считают жизнь артистов развлечением сильно разочаруются. Особенно те, кому за сорок и они привязаны к своему гнёздышку.
У нас «выходными» называются те дни, когда мы не гастролируем. Но мы можем, когда не гастролируем, репетировать постоянно.


- А на фестивалях ходите слушать кого-нибудь?
- Да особо нет. А где послушаешь – за сценой? В зал-то не пойдешь... А за сценой – собственно говоря – там не тот звук
- Смысла нет.
-Вы летом будете скоро выступать с концертом памяти Горшенева. Говорили, что упор будете делать на старую программу. С чем это связано – это отклик на просьбы зрителей?
- Весь «Король и шут» - это, считайте, старая программа. А если вы имеете в виду первые альбомы, это делается, потому что первые альбомы самые знаковые, самые культовые. У меня любимые альбомы всё, кроме "Тени клоуна", "Бунта на корабле" и "Театра демона". Их я люблю меньше. "Театр" - давольно специфичен, а "Тень клоуна" и "Бунт на корабле" значительно слабее остальных. По моему мнению.
- Слабее?
- Да, конечно.
-А почему?
- Изначальная концепция "Бунта" была довольно странной и строилась на наших внутренних противоречиях. В нём мы изменили своей манере делать разноплановые хитовые темы и зациклились на каком-то более жёстком звучании, желая кому-то что-то доказать. Я бы половину песен оттуда вычеркнул и поставил другие. Конечно, это не значит, что там нет крутых треков, но под конец этот альбом основательно сдувается. "Тень клоуна" по моему мнению пытается привнести в творчество что-то новое, а в действительности, большая часть песен не дотягивает до ранее поставленной "КиШовской" планки. "Театр Демона" - это другой "КиШ" и его ставить в один ряд с предыдущими работами сложно. В двух последних альбомах поменялись стремления и был утрачен былой огонёк.
- Кураж?
- Да, кураж.
- А как вы считаете, подобные концерты памяти могут привлечь нового зрителя к творчеству «Короля и шута»?
- Тут дело в следующем. Эти концерты как «памятные». После того, как не стало группы «Король и шут», осталась очень большая целевая аудитория, которая оказалась в «зависшем», ностальгирующем состоянии. Кто-то начал выбирать: будем слушать дальше «КняZz», кто-то начал слушать кого-то другого. Но вернуться к этому миру – «Короля и шута» - все эти люди хотят. И вот, такая возможность им частично предоставляется. Мы проводим это для тех, кому это необходимо. Собственно, как и мне. Это не значит, что такие концерты не приобщают к творчеству группы молодёжь. Я по правде сказать вообще не сторонник кидаться в ностальгию и я хочу, чтобы всё, что мы сделали в составе легендарного коллектива всегда было свежо и актуально для молодых любителей рока.

- А на концерте будет выступать Мишина дочка – это была Сашина инициатива?

- Конечно, никто ребенка за уши «в это» не тянул. Агитации ни со стороны мамы, ни меня, естественно, не было. Она сама изъявила желание. Это важный момент, поскольку, согласитесь, это большой риск заставлять, убеждать ребёнка взять в руки здоровенный микрофон и выйти перед огромным количеством людей с песенкой. Но в малышке с мелких лет виден папин огонёк, а папу никогда ничего не смущало. - Я хочу и точка! - Там с характером всё в порядке. Но конечно, мы все должны её поддержать во время её исполнения.
- Какую песню она выбрала?
- «От женщин кругом голова». Она сама выбрала эту песню, поэтому было просто послушать на репетиции и посмотреть – насколько это у неё получается. Мы посмотрели: у неё это получается. Ручками размахивает красиво. И будет она петь в жизни или не будет – не известно никому: она делает первую пробу. Но по наследству... У них, у Горшеневых, мама пела и пенье передалось двум сыновьям. По идее, Саше тоже могло это все передаться. Музыкальный слух у нее точно есть. Голос у неё хорошенький. Во что это разовьется – посмотрим.
-Ваш новый альбом, который недавно вышел, - вы там поднимаете достаточно разные тематики, серьезные в том числе. Планируете ли дальше выходить туда – в разные темы от вашей, грубо говоря, «от сказок»?
-Конечно. Во-первых, «сказки», «не сказки», - для меня это все единое целое: творчество, стиль. Сказку можно назвать «просто сказкой»: если там слышится слово «леший», «русалка». В этих песнях есть такие слова, которые несут смысловой и энергетический заряд, подходящий для реальной жизни. Некоторые люди в своей жизни цитируют или руководствуются теми фразами, которые звучат в этих «сказочных» песнях. А что касается серьезных тем, более «реальных», они, конечно, будут происходить: для меня это нормальное явление. До образования «Короля и Шута» я много тем затрагивал в текстах. Мы решили остановиться на этом стиле, потому что и Миха и я сильно полюбили именно это направление и вжились в него.
-Просто, этого не было?
-Да, но и потом у меня как у автора, как у индивидуальности, есть свои видения разных вещей, и если бы я в свое время написал песню «Святой» и принес в «Король и шут», Миха бы сказал (скорей всего), что «не стоит». Потому что это мое видение, моя интерпретация. Хотя там ничего сверхъестественного нет. Там критика в адрес толпы: которая уничтожает, что им во благо посылается. Такая песня (в альбоме "КиШа") могла бы не оказаться. Или, например, «Брат»: это мое отношение к определённым вещам. Это только моё видение. Поэтому в «КиШе» у нас было больше «общего» по текстам, - что не было привязано ни к моему взгляду на жизнь, ни к Михиному. Мир текстов в последствии начал отличаться от того, о чём мы говорили в наших интервью и как вы помните, Горшка было не остановить на тему анархии, хотя в текстах её почти не было.
-То есть сейчас больше возможности выражать свои мысли, какие-то свои взгляды?
-Возможности были и тогда. Я всегда писал песни, которые потом у меня попадали в архив. И я всегда мог сделать сольный проект. Просто в моём первом сольном проекте меня еще какие-то глобальные темы не шибко волновали и я сделал его отстраненным.
-Вы недавно выступали на «КИНОпробах» (фестиваль памяти Цоя). Для вас – как для музыканта, как для человека, что значит «Кино» в жизни, в творчестве?
-Многое значит. В 14-15 лет у меня появились первые пластинки группы «Кино». Эта группа оказала – как и многие группы «Ленинградского рок-клуба» - влияние на музыкальное формирование, на вкус. Потом, это была такая отдушина в свое время. Русский рок по тем временам (советское и постсоветское время), это как отдушина, как самоутвержение для молодого человека, который ищет какую-то свою внутреннюю свободу и находит её в роке. Лидеры того времени, Цой, Кинчев, Шевчук давали молодежи какую-то опору. Не ту, которую многие молодые неформалы не хотели получать от того, что предлагала школа, государство. Это такая своя ниша, в этом и прелесть рок-музыки, потому что любой человек с неформальными склонностями может окунуться и найти опору в этой музыкальной, поэтической среде. Очень здорово было в своё время, когда вышел фильм «Игла» - когда Цой в своей манере с микрофоном пел - всё это было немножко удивительно и впечатлило.
-То есть опору вы искали все-таки в русской рок-музыке, не в западной?
-Западная музыка позже появилась в нашей жизни – в нашей с Михой. Мы шли одинаково по стопам музыкальным и она появилась у нас чуть позже. Поначалу, конечно, был русский рок. Тем более что в русском роке мы слова понимаем и там всё ясно. У нас не было особых требований к звуку: сейчас многие вещи слушать сложно – то, что было записано на старых студиях, а тогда это было нормально. Слушали на кассетниках – мы же к хорошему звуку приучены не были. На чем мы слушали? На «Сонатах», кассетниках, музыку зашарпанную. Главное, чтобы слышно было мелодию, и главное, что слышно было голос. В этом прелесть тех времен: сейчас все хотят слушать в «качестве». Это конечно правильное желание, но в том, что было в мою молодость есть своя изюминка. Сейчас народ становится более искушенный. Им подавай «хиты». Меня вымораживает эта политика: «давайте нам хиты». Творчество не должно быть базово на хитах. Творчество несет в себе глубинную смысловую нагрузку, которая должна попадать в людей. А хит – знаете... Я бы даже сказал, что слово «хит» - если его разобрать на составляющие – это как «попса». Хит должен сразу «воткнуть», сразу «вонзить» и «О!А!».


- Постоянно напеваться?
-Он должен тебе влезть в подкорку сразу, и ты должен «заезживать» его. Самое интересное в этой ситуации, что хит быстро отходит. Ты его «заезживаешь» неделю, вторую, а потом – «всё»: он приедается, но остается хитом. Но вот потом уже, после этого «хита» ты начинаешь слушать другой материал, и этот «другой материал» может быть миной замедленного действия: потом начинает «торкать», чуть позже – после того, как ты отслушиваешь главные песни группы. А некоторым людям это не надо. Они один раз пролистнули альбом группы: «это хит», «это не хит», всё – в плейлист забиваю эти два хита, все остальное слушать не буду. Пожалуйста, дело каждого. На самом деле, чем больше у группы поклонников, тем больше люди хотят вникать в авторскую задумку. Абсолютно очевидно, что большинство авторов намерено не пишут говна. Они пишут то, во что вникают, во что верят, что переживают. Конечно, не буду всех обобщать - некоторые только говно пишут. Есть люди, которые не своим делом в жизни занимаются, - такое тоже есть.
- Иногда это тоже становится хитами.
- Бывают группы одного хита. Таких случаев очень много.
- То есть у вас не было задачи сесть и написать хит, который будет слушаться двадцать лет спустя?
-Написать хит – это кому-то дано, либо кому-то не дано. Хит можно написать по шаблону. Есть определенные замечательные музыкальные шаблонные схемы. Но если ты попал в шаблонную схему по музыке, не факт, что попадешь в тексте. Эта чутьё, профессионализм, опыт, талант. Можно долго ставить перед собой задачу написать хит, но так его и не создать. Более того, я подразделяю понятие «хит» на несколько эшелонов: «хит первого эшелона», «хит второго эшелона». Хит первого эшелона – тот хит, который «всегда», «везде» и «для всех». Хит второго эшелона – крутая песня, но от неё фанатеет твоя публика, остальные - ровно. Для примера из творчества «Короля и Шута», из того что написал я - «Кукла колдуна» и «Со скалы» - хиты первого эшелона.
- Которые все и всегда.
-Да. А «Гимн шута» - это хит второго эшелона. Она крутая, она символичная, она для фанатов «Короля и шута» много что значит, но, например, если делать социологический опрос, то люди будут знать песню «Со скалы», но не будут знать песню «Гимн шута». Потому что потенциал песни «Со скалы» оказался выше, и она пошла мощнее, хотя «Гимн шута» тоже хит, причем стопроцентный.
- Её поют все поклонники – везде и всегда, на любых концертах.
-Угу.
- У вас выставка картин намечается уже достаточно давно. Когда и где её можно будет увидеть, есть ли какие-то даты?
-Когда это будет намечаться, об этом узнают все во всех инстанциях. Я сделаю очень серьезную рекламную кампанию для этого мероприятия. Я хочу в этот мир привлечь всех поклонников творчества, потому что это будет картинная визуализация всего (песенного) мира. И плюс там будет много всяких дополнительных штук. Я уже подобрал для себя тот выставочный зал, в котором это можно будет все проводить. Это произойдет не раньше, чем, через год, потому до этого времени я должен выпустить еще пару книжек.
- О чем, если не секрет?
-Это собрание сочинений. И я начал работу над иллюстрированными проектами – книга иллюстраций всех песен «Короля и Шута» и «КняZzя», начиная с первых альбомов. Должно и это произойти. Потом я все свои работы перевожу в репродукции и уже формирую выставку: развешиваю, думаю, как должно расположиться. Там у меня есть и старый добрый Джонсон, который снимался в клипе «Фокусник» (манекен) и всякие другие артефакты, которые имеют важное значение в творчестве «Король и Шут» и, естественно, «КняZz». Для меня это очень серьезная работа. Я к ней подойду не скороспешно, а вдумчиво и подготовлено.
- Так это тоже будет визуализация творчества «Короля и шута»?
-Нет, конечно же, это будут все эпохи. Это будет картинная галерея всего того, что было нарисовано, всё что было «оформительским», все другие артефакты. Опять же, манекен. Опять же, эти разрисованные рубашки, в которых выступали на раннем этапе. Все важные артефакты, их которых состоит творчество, все, что можно смотреть и разглядывать - все это будет на выставке. Плюс,специальная музыкальная подборка, которая будет дополнительную атмосферу создавать.
- Андрей, а у вас дочка часто выходит с вами играть – ну: выскакивает на сцену во время концертов, танцует, поет. Какие песни папы больше всего?
- Вообще, она любит классическую музыку. Сейчас у нее это в моде. Ребенок (младшая дочка) в этом плане достаточно многогранна и впитывает все. Поэтому мне сейчас не так просто анализировать её вкусы, учитывая, что она реально сейчас слушает классику. Она очень тащится от музыки, которую я ставлю. То есть она вообще всеядная, какой-то меломан растет. И сейчас замечаю любопытные для себя вещи: старшая начинает быть в курсе каких-то песен моих из «КиШа» и из «КняZzя».
- А раньше не была?
- А раньше я не замечал тяги, чтобы она этим интересовалась. Сейчас смотрю и – «бац»: что-то анализирует. Мне интересно, я не навязываю: если сами они начнут изучать, если им понравится, то ради бога.
- Спасибо вам большое.

Беседовала Ульяна Бенусова

Смотреть фотоотчет с выступления группы КняZz на Доброфесте 2017 по ссылке.

RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!