Владимир Родионов в большом интервью о грядущем альбоме Ульев, Оксимироне и Тараканах

Владимир Родионов в большом интервью о грядущем альбоме Ульев, Оксимироне и Тараканах
Источник фото:
Владимир Родионов

Первое большое интервью за последние несколько лет Владимир Родионов дал нашему порталу после одного из концертов в октябре 2017 года. Итак, Владимир Родионов о грядущем альбоме Ульев, Оксимироне и Тараканах

- Владимир, как концерт в целом?

- Прекрасно! Зажгли по полной. Вон, в зале народ до сих пор чего-то распевает.

- Недавно вышел клип на песню «Растаман Петров». Он выглядит как самый яркий и технически совершенный клип Ульев. Это так?

- Ну, наверное, да. Дело в том, что мы все свои клипы снимаем сами, у нас своё видео-производство «У-Студия». Мы всё делаем сами, придумываем роли и сценарии. Съёмочная группа – это тоже мы и наши друзья. А конкретно для этого клипа мы подтянули ещё больше людей – нам нужны были растаманы, то есть как минимум люди в дредах, которых мы набирали буквально по объявлениям на всевозможных раста-сайтах и пабликах. И пришло очень много красивого народа, и по сюжету они изображали “злых растаманов”. А специальными гостями видео стали Бай и Дацент из группы Distemper, им достались роли самых злых растаманов, и справились они просто отлично.

- Долго над ним работали?

- Снимали мы его три дня, как и предыдущий наш клип «Совершенно больной». Сложно, конечно, при ограниченном бюджете заниматься трехдневными съемками. Но всё получилось отлично!

- А какая работа «У-Студии» лучшая сейчас?

- Ты знаешь, самая последняя всегда самая лучшая. Так что если брать наши видео, то «Растаман Петров» безусловно лучшая. Просто помимо клипов «У-Студия» снимает ещё много чего: документальное кино, коммерческие какие-то проекты. Но сравнивать их не стоит, многие работы делаются чисто чтобы подзаработать. А в клипах набили руку, снимаем мы их с нулевых годов ещё. Я вообще видеопроизводством занялся, чтобы снимать клипы своим группам, а потом оказалось, что этим можно еще и зарабатывать. Так что сейчас это одна из моих профессий, вот завтра будем снимать концерт Алоэ Вера.

- Сегодняшняя премьера двух песен – это шаг к альбому?

- Конечно. Потому что материал для альбома уже сочинен, и сочинен уже достаточно давно. Но из-за того, что мы все дико занятые, а бас-гитарист вообще в Курске живёт, нам очень сложно сесть и записать этот альбом. Мы так-сяк пытаемся урывать время и записывать по песне, но процесс идет очень медленно. Мы стараемся его сейчас форсировать и очень надеемся, что к Новому Году если не альбом, то хотя бы несколько синглов мы все-таки выпустим.

- Прошлый альбом записывался почти пять лет, говорят, из-за твоего перфекционизма: постоянно переделывались аранжировки, партии, вокал. Сейчас процесс легче идет?

- Да, было такое. Но процесс записи не шел пять лет. Что-то было написано давно, и это было то время, когда группа Ульи практически не существовала. Большую часть того материала для «Однообразие убивает» мы записали в 2006-м и раньше. И только вот в 2012-ом году, когда у нас случился ревайвал почти из небытия, мы подумали: «У нас ведь лежит почти готовый альбом, надо его просто доделать». А сейчас процесс идет и легче и быстрее. И чтобы приоткрыть завесу тайны – там будут песни в совершенно разных стилях. И смешной рэпчик, как мы любим, там тоже будет. Помимо этого, на альбоме будут и душевные песни, серьезные. Общий саунд альбома будет тяжелее ровно на 28%, это мы уже точно решили. После последнего нашего альбома многие наши поклонники сказали: «У, это какая-то электронщина, это не «тру», да и мы сами пришли к мнению, что хотим сделать новые песни более ламповыми, гитарными и утяжелить их.

- В апреле вышла песня группы Браво «Полёт», ты стал автором стихов для нее. Тебе понравилось, как она звучит?

- Да, это отличная песня. Вообще мы давно дружим с Евгением Хавтаном (прим.: солист Браво) и я ему сочинил даже целый ряд песен, хоть и не все они пока увидели свет.

- А много таких песен у тебя в столе лежит или по столам других людей?

- Да. Зачем далеко ходить – вон целый альбом лежит, две песни мы сегодня показали, ещё десяток ждут записи и сведения. А Хавтан просил сочинить что-то для их нового альбома, который недавно выходил, но что-то не пошло. Творчество периодами как-то идет, то одна песня в полгода, а то по пять-шесть песен в месяц.

- А есть песни Ульев, которые ты совершенно точно уже не сыграешь?

- Может быть есть пара песен, которые не сыграю, но не потому что они какие-то страшные.

- «Ускользай», «Время мне дай»?

- Я бы сыграл. Но есть несколько песен которые кажутся сейчас наивными для сорокалетнего человека, ведь сочинялись они двадцатилетним, но их немного. А остальное это чисто технический вопрос, надо чтобы все собрались и разучили их заново. И даже если я посмотрю на полный список наших песен, ни одной откровенно плохой или нелюбимой не могу назвать.

- Проблем с правами нет ни у каких песен?

- Пока нет, но мы умудрялись как-то выпускать наши каверы на Pixies и Depeche Mode с русским текстом. Хотя с Depeche Mode было все официально, потому что наша песня входила в релиз, который выпускали FeeLee Records, и все песни, которые туда вошли были отосланы Мартину Гору (прим.: участник Depeche Mode), который лично их прослушал и сказал своё «Окей», иначе этот диск бы не вышел. А с песней Pixies сделали вид, что это вроде и не их песня, похожа и похожа. Хотя сейчас такой трюк провернуть бы не удалось. Да и нехорошо это как-то…

- А есть темы для песен, которые ты бы затрагивать никогда не стал?

- Нет, я думаю, что таких тем нет. Более того, у нас такой подход к творчеству, что мы все время ищем новые темы. Или ты про политические какие-то аспекты?

- Ну вот есть такие рок-звезды, который занимают позицию «Я конечно буду про это петь, но не остро, а то мало ли что».

- Ох, как я тебя понимаю и могу сказать, что мне это очень не нравится. Я даже больше скажу, это полная х**ня. Рок-музыкант не должен не договаривать что-то. Рок-музыкант всегда должен говорить все, что у него на уме. А если у него на уме что-то, что может помешать его карьере – то тогда он должен перестать быть рок-музыкантом. Вот есть, например, Элизиум. У них могут быть наивные, где-то гротескные песни, но это позиция группы. И они как могут её высказывают, потому что понимают, что это в принципе не принесет ничего хорошего, но они на это готовы. И говорить о том, что религия – это зло, что правительство – лжет, что режим в стране – продажный, мало кто может. В основном, артисты боятся, что сорвутся концерты, не возьмут на радио, будет меньше сборов. А думают они так: «Мы же все-таки рок-группа, мы должны к чему-то призывать, что-то яркое и нужное говорить людям». И получаются такие песни: «Эй встань, будь против всех. Они тебе говорят да, а ты им нет. Этим скажи да, а этим нет». Кому им? Кто ты? И только группа Элизиум и еще пара-тройка коллективов могут выйти и сказать: «Религия – зло. Правительство – лжёт», и я их уважаю за это.

- А кого ещё?

- Из тех, кто может что-то сказать прямо – Михалок.

- Тараканы?

- Нет. Тараканы – это как раз группа, которая говорит все завуалированно, не впрямую. Я порой даже не понимаю, есть ли в песне конкретные герои, или это просто набор красивых фраз.

- Но ты же выступал на их дне рождения?

- Ну так эту группу я люблю и играл в ней сам, это мои друзья. Но одни говорят, что у них на душе, а другие анализируют, можно ли это сказать в песне или нет. Мне кажется, что рок-группа должна быть жестче, откровеннее и скандальнее. Называть вещи своими именами. Если ты против нынешнего правительства – ну так и пой: «Правительство - п*****сы». Если ты за него – скажи: «Правительство - красавчики!». А если тебе все равно – ну тогда не затрагивай эту тему. Пой лирику. Это я без стёба говорю. Есть целые пласты лирики – отношения, проблемы взросления, кризис среднего возраста. Любовь, конечно, ревность. Эти темы ещё века будут давать почву для лирики. Но сейчас, в этот момент есть что-то актуальное, что не будет актуально через год или даже полгода. И мне кажется, что рок-музыканты, которые позиционируют себя, как яркие и современные, должны петь про все это. "За" – значит пой, что за. "Против" – пой, что против. А если все равно – пой «Мне по**й на всё, я пою свою лирику». Но определись. Неопределённость - вот что раздражает.

- Не считаешь, что рок устаревает и его место занимает хип-хоп сейчас?

- Я тебя умоляю. Послушай новый альбом Игги Попа и Queens of The Stone Age совместный.

- И в то же время Оксимирон собирает Олимпийский, а Игги Поп Stadium Live.

- Думаю, это потому, что Оксимирон молодой, а Игги Поп уже был в Москве раз пять. И я уверен Игги Поп в Австралии собирает свой австралийский Олимпийский легко. Я верю в рок. А то что Оксимирон собрал свои двадцать пять тысяч в Олимпийском – а соберет ли он их через год? В то же время Сплин как собирал свои тысячи, так и через пять лет соберет. Да ещё к тому же Оксимирон очень талантлив, по-настоящему, он не похож на остальных реперов.

- Баттлы смотрел?

- Да, штуки три, по-моему, видел. В том числе и легендарный, конечно. Мы и сами вон рэпаком балуемся. Мы смотрим на музыку широко. Из всех стилей только русский шансон кажется скучным. Просто есть хорошая интересная музыка, а есть говно, и это в каждом жанре. Форма неважна, важна идея. А смешение стилей - это круто.

- Это как раз то, чем ты в группе Шашки занимаешься?

- Да, именно. Хардкор-Шансон - наш эксклюзивный стиль. Мы вообще намешали там столько всего – и рок, и ска, и рэгги. и бардовская песня, всё там.

- Ульи считают себя андеграундом?

- Я в последнее время перестал понимать, что это такое, потому что само понятие андеграунда либо стерлось, либо как-то поменялось. Потому что когда мы только начинали – андеграунд было то, что не показывают по телевизору, всё просто. А сейчас телевизор никому не нужен. Лет пятнадцать назад я бы ответил однозначно, мы - андеграунд. Более того, сказал бы это с гордостью. А сейчас я говорю: хрен его знает, что такое андеграунд. Мы просто необычная группа, которая манипулирует стилями. Это сложно для маркетинга, но нам это нравятся.

- Замечаешь в зале постоянные лица на концертах Ульев?

- Да, есть такая группировка, скажем так, людей, которые почти на каждом концерте бывают.

- Есть для них какое-то послание от тебя?

- Ребята, дорогие мои, если вы до сих пор слушаете группу Ульи, значит вы до сих пор разделяете наши ценности. Значит вы тоже смотрите на мир и искусство широко. Вы такие же как мы, потому что если бы вы не были такие же как мы, вы бы не смогли столько лет терпеть наши эксперименты. Но вы все наши альбомы готовы принимать, и это здорово, спасибо вам.

- В интервью обычно нужен красивый афоризм. Есть такой?

- «Я ем друзей» например было бы красиво. Мы сегодня исполняли новую песню - «Я ем друзей». Эта песня родилась, когда я услышал песню Тараканов «Ни рыбы, ни мяса», там есть строчка «я не ем друзей». Это всё на модную тему вегетарианства. Ну и родился, так сказать, ответ. Правда, когда Дмитрий Спирин послушал песню, то сказал, что не понимает, в чём тут юмор. А по-моему, это очень смешно. А полная версия афоризма: «Я ем друзей по причине любви»

- И напоследок?

- Приходите на концерт группы Ульи! Это всегда необычно, это всегда эксперимент, и ни один концерт не похож на другой. Не пожалеете. И будьте оригинальны, не сливайтесь с серой массой. Это главное.

Беседовал: Стас Кулагин

RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!