Саша Ртуть: Русский рок жил, жив и будет жить

Саша Ртуть: Русский рок жил, жив и будет жить
Источник фото:
https://vk.com/rtut_official

Непросто сейчас приходится группам, желающим подняться сцену rock'n'rollа. Несмотря на все метаморфозы жанра, русский рок остается верен своим традициям. И спустя более чем полувековую историю, он так же является лучшим способом открыто рассказать о том, что волнует общество.

Группа РТУТЬ собралась меньше двух лет назад, но уже достигла многого: фестивали, эфиры, ротации на радио, постоянные концерты.

Их жанр “социальный рок”, их тексты метафоричны и изощрены, их музыканты – профессионалы высочайшего уровня. С вокалисткой и автором песен Сашей Ртуть мы встретились в Санкт-Петербурге, чтобы поговорить об истории группы, музыкальном предназначении и планах на будущее.

- Саша, расскажите немного о группе, как сложились, как собрались.

- У нас довольно молодая группа: мы собрались в феврале 2017 года, т.е. нам всего полтора года. За это непродолжительное время произошло несколько изменений в составе команды, и на данный момент в группе: я – Саша Ртуть, Евгений Казаков – соло-гитара, Дмитрий Рокин – ритм-гитара, Дмитрий Саулин – бас-гитара и Альберт Потапкин – барабаны, который играл с группами Nautilus Pompilius, Агатой Кристи, Ночными Снайперами и Аквариумом и другими именитыми исполнителями.

За эти полтора года мы успели записать первый альбом, снять два клипа, принять участие в фестивалях Revolution, Emergenza, Юбилейной Тамани – 2018, так же мы постоянно выступаем на радио и TV, в сентябре выступили на Дне города Москвы.

- Как удалось привлечь такого звёздного участника?

- Интересно, на самом деле, получилось. Мы должны были начать записывать альбом, у нас стояли сроки по выпуску и мы искали sound-продюсера. Незадолго до момента начала записи, мы познакомились с Дмитрием Гореловым, в тот момент он играл в группе Ночные Снайперы. Мы связались с Дмитрием и попросили выступить в качестве sound-продюсера, но в силу своей занятости, он посоветовал Альберта. И получилось так, что именно в этот момент мы остались без барабанщика и Альберт сам предложил сесть за барабанную установку и параллельно заниматься sound-продюсированием. Мы, естественно, согласились. Теперь он полноценный участник коллектива и мы очень счастливы.

- Много принёс в группу профессионал такого уровня и опыта?

- Конечно же, каждый новый музыкант обновляет звучание, потому что партии у каждого индивидуальны. Естественно, Альберт, в силу своего колоссального опыта, многое привнёс в группу. Так же, благодаря ритм-секции, которая у нас очень опытная – наш бас-гитарист тоже играл со многими коллективами и

имеет опыт работы в турах – группа звучит абсолютно на другом уровне. Но мы не перестаем искать новое звучание.

Если говорить про альбом, то мы получили много и отрицательных, и положительных отзывов. Последних было больше, в том числе и от критиков. В скором времени, мы будем писать сингл. Так же в ближайшем будущем мы будем выпускать клип, под который у нас запущен проект на Planeta.ru.

- А в чём идея клипа, можете рассказать?

- Конечно. Я вообще очень люблю всё, что связано со стилягами, люблю старый добрый рок-н-рол, такое же теплое отношение и к фильму «Стиляги». Мне бы очень хотелось, чтобы мы и наши зрители и слушатели окунулись в эпоху 30-40-хх годов СССР. Мы хотели бы напомнить, что то время характеризуется не только тем, что звучали заводные мотивы и общество было объединено одной целью, но так же и тем, что это был довольно тяжёлый период. Людям того времени было страшно не только говорить, тогда было страшно даже мечтать, потому что за любую мечту сказанную вслух или не тому человеку, вечером за тобой мог приехать «Черный ворон» и забрать в известном направлении. Мы хотим показать, что, несмотря на это, люди все же мечтали и достигали чего-то в жизни. Клип будет построен именно на том, что есть люди, которые мечтают о чём-то, но в силу неких обстоятельств не реализуют свои желания. Связка с нашим временем так же будет присутствовать.

- Какие ещё темы хочется поднять и донести до своих слушателей?

- Когда мы снимали клип на песню VOLTO, мы поднимали тему закрытости людей: мы хотели показать, что в наше время общество стало довольно закрепощенным и боится открывать свои эмоции. Мы призывали к тому, чтобы люди скинули застоявшиеся маски: маску равнодушия, маску ”я не хочу никого слышать и ничего видеть вокруг”, маску одного типичного поведения.

В клипе «Убивай меня» говорили о том, чтобы люди не применяли насилия по отношению друг к другу. Мы не хотели банально показывать, как люди друг друга унижают. Мы использовали белые ленты как метафору оков, которые преследуют героиню клипа и в итоге погружают на самое дно ее душевной и физической боли. У нас весь клип построен на метафорах, и его нельзя воспринимать буквально. История у нас развивалась именно в той части, где мы показывали себя на ринге. Всё остальное только символы.

Так же мы ещё бы хотели обратить внимание на проблемы экологии – это будет глобальная кампания, которая будет касаться не только музыки и видео, но так же и выступлений. Мы хотим пригласить экологическое общество и показать, что рок-музыканты тоже борются за сохранность окружающей среды.

- Желание поднимать серьёзные социальные темы, и выбор стиля “социальный рок” с чем связаны? Влияние как раз русского рока, который был изначально музыкой протеста и поднимал социальные темы?

- Сейчас, глядя на музыкальную индустрию, я вижу несколько культов, которые превалируют над другими: культ секса, культ алкоголя, в последнее время, появился культ семейных ценностей, но в основном – это клубная и околоклубная музыка. Глядя на некоторые проблемы, которые никак не освещаются, мы решили посвятить себя направлению «социальный рок». Также мы участвуем в кинопоказах, которые посвящены правам человека и благотворительных акциях. Многие замечают, что один из разделов нашего сайта это «кризисные центры», потому что мы пытаемся помочь людям не только своей музыкой. Во время съёмок клипа, когда мы собирали кампанию по сбору средств, нам писали люди, у которых дома происходит психологическое или физическое насилие. Честно скажу, когда я читала эти письма, я плакала, потому что не знала, как реагировать иначе. Мы помогали тем, кто к нам обращался: направляли людей в центры помощи, давали контакты кризис-центров, просто разговаривали с ними.

- Какие, на ваш взгляд, стоит принимать меры, чтобы бороться с проблемой домашнего насилия?

- Статья о домашнем насилии декриминализована. Я часто слышу, когда предлагаю людям пойти в полицию, что максимум, что могут сделать – вменить штраф. Я считаю, что нужно пересматривать на законодательном уровне этот момент, ввести социальную политику, построить больше центров помощи, куда люди могут обратиться, сделать больше социальной рекламы и рекламы кризисных центров. Нужно сделать так, чтобы люди не боялись говорить об этой проблеме. Государство не хочет признавать домашнее насилие – бедой, считая, что это личное дело каждого человека, но институт семьи не может оставаться без внимания.

- Какую аудиторию это больше притягивает? Молодую, готовую к переменам, или взрослую, более костную?

- Это более взрослая аудитория. Среди наших слушателей практически нет аудитории 14-18 лет. Скорее всего, это связано с тем, что подростки слушают не рок, а больше рэп. Большая часть наших слушателей – это думающая аудитория от 25 лет. Специфика текстов такова, что она привлечёт людей, которые захотят искать в текстах большее – не то, что лежит на поверхности. Многослойность песни предполагает возможность прослушать трек несколько раз, почитать текст, понять о чём хотел сказать автор и услышать в музыке то, что не смогло, в полной мере, раскрыться посредством текста.

Сейчас песни, которые слушает молодое поколение довольно просты в своей сути: «Я пошёл в магазин, я купил сникерс». Для такой аудитории наш текст будет непонятен и непривычен. Я слушаю песни, которые сейчас появляются в эфирах и думаю: «Вот тут всё так просто, людям нравится и тут я со своим «дышать на четверть»». А что такое «дышать на четверть»? Это такой полувдох, но до этого нужно дойти.

- А на фестивалях как принимали?

- Если говорить о фестивале Emergenza, то это были наши первые выступления. На самом деле, там мы прошли хорошую школу жизни, получили интересные советы, интересные инсайды. В частности, как собрать зрителей на концерт. Учитывая, что выступления были раз в месяц, то необходимо было каждый раз собирать на своё 20-30 минутное выступление слушателей, и каждый раз всё больше, и больше, и больше. В итоге, на финале более чем из двухсот групп по всей России, нам присуждают одиннадцатое место, а нам всего год был на тот момент! Если говорить о комментариях, которые нам дали, то там не было ни одного плохого слова. Единственное, нам посоветовали добавить электроники, чтобы присутствовал звуковой синтез.

Если говорить про фестиваль Revolution, то мы также дошли до финала. К нам подходили люди, говорили, о том, какие мы необычные и какая необычная у нас музыка. И на каждое выступление мы старались сделать что-то интересное. Например, на финале Emergenza мы обратились к теме экологии, мы сделали видео, в котором показали постапокалиптическую картину: процесс разрушения Земли, показали причины почему это произошло, выживших и то, что они предпринимают для того, чтобы восстановить и сохранить нашу планету. Еще у нас был огромный воздушный шар, который, на одной из песен, я проткнула иголкой и он разлетелся множеством маленьких шариков. Люди не ожидали.

- Какой фестиваль наиболее полезным оказался?

- Из Emergenza и Revolution я не могу выделить фестиваль, который стал наиболее полезным для нас, каждый из них прекрасен по-своему. Но, если говорить о фестивалях, в которых мы участвовали в общем, то наиболее полезной оказалась Тамань. Там была абсолютно другая публика: нас принимали так, как нигде прежде. Тянущиеся к нам руки, крики из толпы: «Ну, подойди, подойди поближе», большое количество зрителей, которые подходили после выступления. Все это – та магия, которую каждый артист должен хоть раз в жизни почувствовать, чтобы понять, что не зря стоишь на сцене, не зря играешь на музыкальных инструментах, что именно это и есть твое предназначение. Тут приходит понимание, что русский рок жив и будет жить.

Если говорить про предназначение, я его осознала только месяцев 7-8 назад, когда мне начали писать люди, которых я не знаю: «Спасибо, большое за выступление». А после выхода альбома – это была вообще массированная атака на мои аккаунты и аккаунты группы. Я не устану рассказывать случай, который поразил меня в самое сердце. Мне написал человек: «Я под ваши песни приседаю». Я подумала в тот момент: «Ну, приседает человек, молодец». А потом я узнаю, что в детстве у этого человека был ДЦП и то, что он приседает под нашу музыку – это его подвиг. Были случаи, которые мы называем музыкальной магией: люди мирятся под наши песни, покупают музыкальные инструменты, потому что видят на примере простых ребят, что все возможно и все реально, если это то, чем ты живешь. Ведь у нас нет богатых родителей и источников большого финансирования. Это действительно то, что вдохновляет людей, в том числе и на творчество. Мне постоянно присылают стихи на рецензию, а потом спрашивают: «А это вы отвечаете? А точно вы?». И я каждый раз думаю, почему это должен кто-то за меня делать?

- 28 сентября в Петербурге прошёл сольный концерт в честь дня рождения, что было интересного, это была акустика?

- Нет, это был не акустический концерт. Мы сделали электрический квартирник. Мы нашли уникальное место для того, чтобы его провести «DOBROIZLOFT» на Лиговском проспекте – это лофт, но при этом это концертная площадка с хорошим звуком. Кроме уже полюбившихся композиций, прозвучали наши новые песни. Так же, впервые за 10 лет я исполнила песню на фортепиано – это был для меня подвиг, ведь последний раз на публике я играла в далёком 2007 году.

Мы выбрали формат именно квартирника, потому что хотели сделать что-то камерное, не потому, что не соберём, а потому что хотелось уюта. Сейчас сентябрь, скоро зима и людям хочется какао, пледов и душевного тепла и этим теплом и заботой мы объяли наших слушателей и сыграли классный концерт.

- Заметен прирост зрителей от концерта к концерту?

- Он есть, да. На самый первый концерт мы собрали около 30 человек, туда пришли, в основном, друзья. Сейчас я могу гордиться тем, что к нам едут из Швеции, Швейцарии, Минска и других стран. Я выступала на Бизнес-пикнике, это мероприятие для людей, которые развивают свой бизнес. После пикника начали писать люди: «Какая классная группа! Почему мы о вас не знали» и сразу брали билеты на концерт.

- А как вообще в основном о вас люди узнают? Концерты, живые выступления, фестивали?

- Мы ведём активную политику в интернете, у нас очень крутой PR-менеджер – Нона, она ведёт нашу группу, там есть интересный контент, который касается не только нас, но и других музыкантов (в частности, мы всегда поздравляем наших коллег по цеху), про музыкальные инструменты, про веяния новые в музыке. Своеобразное маленькое ртутное СМИ. В основном узнают через эфиры, радио, через рекламы в социальных сетях.

- Саша, спасибо за разговор, удачи на грядущих выступлениях и с прошедшим днём рождения.

Интервью брала Ульяна Бенусова

RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!