Интервью с Megaherz: у немецкого языка особое звучание, которое хорошо совмещается с музыкой

Интервью с Megaherz: у немецкого языка особое звучание, которое хорошо совмещается с музыкой
Источник фото:
Денис Кельн // МЕСМИКА

Немецкая NDH-легенда Megaherz празднует в этом году свое 25-летие новым альбомом и большим турне. Месмика встретилась с вокалистом группы Александром «Лекс» Вонхаасом на фестивале Summer Breeze Open Air и поговорила о новом альбоме, протесте в музыке и о концертах в России.

Привет, Лекс! Отличное шоу сегодня! Правда немного рановато, как вам понравилась публика и выступление в целом?

Lex – Да, кому ты это говоришь! Мне пришлось заводить будильник для своего же выступления! Сегодня было очень жарко, мы здорово попотели, но публика была на высоте. Каждый, кто пришел на наше выступление отрывался по полной, всё было отлично! Как, впрочем, и на любом выступлении Megaherz! Это и есть наша цель, чтобы все получили удовольствие, тем более на фестивалях.

Нужно отметить что уже в 12 часов дня пришло много народу посмотреть ваше выступление.

Lex – Да! Представляешь, когда мы здесь последний раз выступали 3 года назад, мы играли тоже в 12.00! Но было так же круто, и публика тоже очень хорошо повеселилась с нами. Ну, может быть, когда мы будем здесь в следующий раз, нам дадут время немного позже.

Megaherz выступали первый раз на Summer Breeze в 2008 году, можно сказать у вас в этом году здесь юбилей! Что ты можешь сказать о фестивале, что изменилось за 10 лет?

Lex – Точно! Я об этом и не думал даже! Ну для нас наверно ничего не изменилось, мы каждый год играем на огромном количестве фестивалей. Я должен сказать, что Summer Breeze очень вырос, в 2008 году он был уже очень большой фестиваль, но сейчас ещё больше. Организация здесь очень хорошая. Можно смело сказать, что Summer Breeze - один из лучших фестивалей Германии. Ещё хочу сказать, что мы в этом году выступали первый раз на With Full Force Festival и это было тоже очень впечатляюще! На этом месте раньше были угледобывающие заводы и поэтому там выглядит всё довольно устрашающе. Особенно для любителей индастриала - это идеальное место.

Megaherz исполняется в этом году 25 лет. Как ты считаешь, что за 25 лет изменилось в NDH (Neu Deutsche Haerte)? Есть мнения, что сцена изжила себя и совсем уже не та что раньше, ты с этим согласен?

Lex – Нет, я не могу с этим согласиться. Сейчас очень много молодых групп, которые пошли тем же путём, что и мы 25 лет назад. То есть достаточно команд, которые звучат так, как мы раньше. Конечно, за эти 25 лет мы много развивались и пробовали много нового. Мы стали мелодичнее, но не потеряли наше жесткое звучание. А жесткое звучание для нас очень важно. На новом альбоме мы тоже рискнули и сделали кое-какие новые вещи. Например, песня „Heldengrab“ совсем без гитар, такого мы ещё не делали. Я считаю очень важно экспериментировать, и мы всегда это делали. Очень важно вносить новые элементы в свою музыку. Например, на альбоме „Zombieland“ это очень заметно. Конечно, есть люди, которые считают, что NDH должно звучать как Megaherz 25 лет назад и не иначе, а новый Megaherz звучит не так. И я с этими людьми соглашусь, мы звучим иначе, для нас важно чтобы с каждым нашим альбомом мы двигались дальше, и это не значит, что нам надо становиться всё жёстче и жёстче. Мы умеем играть жёстко и умеем это очень хорошо. Но несмотря на всё, мы ещё здесь, а это многое значит. Наше последнее турне было самым удачным за всю нашу карьеру, невероятная посещаемость. Альбом был на 6-м месте немецкого хит-парада. Я очень доволен всем, и я должен сказать, что по звучанию это наш самый «жирный» альбом! Когда включаешь, например, „Vorhang Auf“, она звучит невероятно мощно. И именно по этой причине мы занимаемся музыкой уже на протяжении 25 лет, чтобы в итоге оказаться довольными своей работой, как и наши поклонники.

В странах Южной Америки или восточной Европы, особенно в России, группы, поющие на немецком очень популярны, как ты можешь объяснить этот феномен?

Lex – Нужно в первую очередь справедливо отметить, что Rammstein открыли всем двери. Они первые открыли глаза миру, что существует такая сцена и группы. Это крутое сочетание жёстких рифов с жёстким немецким языком. 25 лет назад нам говорили, что у нас ничего не получится и нужно петь по-английски. Но посмотри что сейчас происходит, сколько групп в Германии поют на немецком, хип-хоп, поп, рок, по радио, по телевизору - всё на немецком! Я не хочу сказать, что это только наша заслуга, нет, но мы были одни из первых, кто это делал и мне очень приятно то, как это всё сейчас развилось. И конечно, всегда очень впечатляет, когда мы играем за границей! Мы играли уже несколько раз в России, а в прошлом году в первый раз были в Китае. Это было очень круто, там очень молодая метал-сцена, и я такое очень люблю, когда всё такое новое и свежее, там публика очень голодная. В Германии не совсем так, здесь публика уже более сытая. Я часто вспоминаю свой первый концерт с Megaherz, это было как раз в Москве в 2005 году в клубе «Точка». Это было что-то невероятное! Нам пришлось выйти на сцену на 20 минут раньше, потому что публике не терпелось нас увидеть и они чуть не разнесли клуб! И ты выходишь на сцену и тебя встречают как Майкла Джексона! Это просто незабываемо! Что ещё очень впечатляет так это то, что публика не говоря по-немецки подпевает все тексты. В этом случае я могу только снять шляпу и поклониться.

Насколько важно для вас петь по-немецки?

Lex – Очень важно, потому что тексты очень важны для нас, я бы даже сказал, что тексты важны для нас не менее, чем сама музыка. Кроме того, как я уже сказал до этого, я не очень хорошо владею английским, а чтобы правильно выразить своё мнение, чувства или посыл, я должен иметь возможность правильно выражаться. А так как немецкий мой родной язык, то лучше всего я это делаю на немецком. Кроме того, я считаю, что у немецкого языка особое звучание, которое очень хорошо совмещается с музыкой, так зачем это скрывать?

Обложка альбома „Komet“ выглядит… как бы это сказать, по-советски? Что ты на это скажешь?

Lex – Действительно, обложка вдохновлена эрой спутника (покорение космоса Советским Союзом в 50-ые и 60-ые года прошлого столетия. ред) Мы не считаем себя коммунистами, но я считаю, что пропагандистская картинка того времени несла в себе действительно позитивный посыл. Была единая цель объединиться и вместе строить счастливое будущее. И это и есть видение картинки, которое я хочу транспортировать через нашу музыку на новом альбоме, особенно в такое время, когда есть такие люди как Дональд Трамп или у нас в Германии партия АдГ. Всегда есть силы, которые хотят разрушать, хотят назад, но ни в каком случае не смотрят вперёд. Но мне хотелось преподнести картинку, которая показывает оптимистичное ожидание перемен, которая говорит: «Эй, если мы будем держаться вместе и вместе будем верить в наше будущее, то мы многого добьёмся!». 

Вообще-то мы сейчас живём в похожем времени, тогда была холодная война, страх перед третей мировой войной или Кубинский кризис, но с другой стороны было невероятное развитие, и в техническом плане, и в социальном. Очень многое происходило в то время и сейчас происходит то же самое, развиваются невероятные технологии и много чего ещё будет происходить в этом направлении. Я считаю, что с такими проблемами, которые нас сейчас окружают, как глобальное потепление или кризис с мигрантами и т.д., мы сможем справиться только, если будем делать это вместе. Можно на это реагировать со страхом, как например АдГ, которые строят барьеры и хотят назад в 50-ые или можно признать, что в наше время происходят многие перемены и попытаться сделать из этого максимум позитивного. И именно поэтому мы выбрали такую обложку, которая символизирует надежду. Кстати в видео к песне „Komet“ мы тоже попытались это показать. Кроме того, в наших видео на YouTube больше русскоязычных комментариев, чем немецких! Это очень приятно и хотелось бы знать что там пишут!

Я тебя могу заверить, что там пишут только хорошие вещи!

Lex – Я надеюсь, что это так! Потому что мы не сталинисты или что-то в этом роде, но нам нравится эта надежда, которая в то время пропагандировалась. Или в ГДР было тоже самое - молодёжь проводила время вместе, и при этом все мечтали о хорошем. Именно поэтому мы назвали альбом „Komet“, а заглавная песня описывает весь альбом, весь его позыв. Это альбом об изменениях и тяге к лучшему и доброму, ты должен старое сжечь чтобы впустить новое.

Как ты считаешь, насколько важен протест и критика в рок-музыке в 2018 году? Это имеет ещё силу и выражение?

Lex – Я думаю да, в этом есть всегда сила. Но на сколько музыка сейчас влияет на общество, конечно другой вопрос, в 60-ые или 70-ые очень сильно влияла. Когда этим занимается несколько групп, появляется сцена, которая транслирует протест, тогда конечно это может повлиять на общество, когда это делает одна группа, этого конечно тяжело добиться. Но мы на данный момент не думаем о других, нам важно следовать за своей совестью и транслировать через музыку наши мысли и картинку.

Но сейчас действительно мало групп, которые критикуют и протестуют против системы и несправедливости.

Lex – Я заметил, что нам, как музыкантам, часто приходиться с этим сталкиваться. Я думаю многие музыканты думают про себя об этом, но боятся или не хотят об этом говорить. Сейчас в Германии сложилась сложная обстановка и климат, если у тебя консервативное мнение по вопросам с мигрантами и ты считаешь, что это не совсем правильно и надо прикрыть границы, то на тебя сразу нападают левые и причисляют тебя к правым. Но и с другой стороны то же самое, если ты говоришь, что нужно как-то помогать этим людям, то правые сразу называют тебя идиотом и насмехаются, говорят, что ты ничего не понимаешь. И в такой обстановке многие музыканты думают, что лучше не начинать такие темы со своими поклонниками. Кстати, у нас тоже были с этим проблемы из-за песни „Nicht in meinem Namen“. Были люди, которые говорили нам чтобы мы убрали политические месседжи и играли старые хиты. Тогда мы сказали, хорошо, вы можете иметь своё мнение, без проблем, но у нас тоже есть своё мнение и мы имеем право его выражать, и если вы с этим не согласны, не приходите на наши концерты, к сожалению, мы должны от вас отказаться! Возможно, это стоило нам нескольких билетов или альбомов, кто знает, но я считаю, как музыкант или художник, я должен следовать своей совести и высказывать своё мнение. Если не мы, музыканты и художники, то кто тогда?

К новому альбому вы сняли уже два клипа. На сегодняшний день практически не осталось больше музыкальных каналов, которые крутили бы эти видео. Как ты считаешь, имеет ли смысл снимать видео в наше время?

Lex - Да, к огромному сожалению, не осталось таких каналов больше. Это хороший вопрос. Ты знаешь, мы стали замечать, что YouTube сейчас уже не так актуален, как раньше, так как сейчас появились все эти стриминг-порталы и т.д. Раньше, конечно, все видео можно было смотреть на YouTube и находить новое, сейчас это тоже конечно можно делать, но чувствуется как все эти стриминг-платформы мешают, но несмотря на всё это, клипы нужны, так как социальные сети очень важны: Фэйсбук, Инстаграм или тот же YouTube. Тебя нет, если ты не производишь визуальный эффект. Это всегда большой вызов, донести мысль и посыл песни через визуальное воплощение. Я бы даже сказал, что сейчас ещё важнее стало выпускать клипы. Просто где-то написать, что мы выпускаем новый альбом недостаточно.

Вернёмся к теме о России, скажи, есть ли разница, между выступлениями в России и Европе, к примеру, в Германии?

Lex - Да, конечно, до сих пор чувствуется разница. То, как встречают в России западные группы впечатляет. Публика еще не насытилась и мне мои друзья из России часто говорят, что хотелось бы чтобы больше групп приезжало, это очень круто. Особенно это круто для таких групп как мы, конечно, это уже не так как в 2005 году, но восхищение поклонников до сих пор очень горячее, последний раз мы собрали зал в 1000 человек в Москве, это всегда впечатляет. Нужно ещё отметить, что организация тоже всегда на высоте. Скажу тебе по секрету, что ведутся кое-какие переговоры уже по России на 2019 год, ничего конкретного ещё, но кое-что уже двигается.

Вам нравится больше находиться в студии или в турне?

Lex - Конечно турне! В студии всегда происходит креативный и сложный процесс написания песен, это всегда мучение. Всегда нужно искать свои границы, это очень сложно, через мучения находить новые импульсы для написания таких песен. Это неестественно писать такую музыку и поэтому сложно. Конечно дело вкуса, кому-то наоборот проще в студии. Но у нас всегда очень большие ожидания от наших альбомов, поэтому у нас уходит очень много сил на них, и азарт нам помогает. Это и любовь, и боль одновременно.

Несколько слов вашим российским фанатам.

Lex - К сожалению я не говорю по-русски, но я очень надеюсь, что в 2019 году мы сможем зажечь комету у вас! И я конечно же хочу все переводы и объяснения комментариев на YouTube под нашими видео!

Не сомневаюсь, вам всё там расскажут! Спасибо большое за внимание!

Беседовал Денис Кельн

Фото с выступления группы на Summer Breeze Open Air по ссылке.

RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!