Andrey Bogatyrev about working with the group "E2 are familiar" and not only

Notice: Undefined index: wrap_width in /myarea/web/mesmika/public_html/templates/boxed/content/default_item.tpl.php on line 49
>
Andrey Bogatyrev about working with the group "E2 are familiar" and not only
Notice: Undefined index: wrap_width in /myarea/web/mesmika/public_html/templates/boxed/content/default_item.tpl.php on line 49
>
Photo source:
Татьяна Сонкина // МЕСМИКА

В наш век интернета и массмедиа для любого музыканта и группы важно уметь заявить о себе, выделиться из общего информационного потока. С этой задачей неплохо справляются клипы на композиции.
Насколько вообще нужны клипы, как сделать самый убойный ролик, чем клип отличается от большого кино, как подбирают актёров и кто вообще участвует в съёмках - об этом и многом другом МЕСМИКА узнала у режиссёра Андрея Богатырёва.

–  Я посмотрел фильмографию. Ты снимаешь и полный метр, и короткометражки, и сериалы, и много всего. И вдруг - клипы. Возникает вопрос: почему? Что такого интересного в клипах?

–  Мне кажется, что клипы, что короткометражки, что полный метр, что сериалы, что документальные фильмы – это, в глобальном смысле, одно и то же. Первый вопрос, который ставится: «Что ты хочешь этим сказать?» Какой будет месседж, он есть у всего. Второе: какими средствами это донести, какую ты для этого выбираешь форму? Вот и всё. Все эти виды кинематографических искусств, жанров, они все интересны с точки зрения режиссёра, потому что это короткая форма образного высказывания.

–  С одной стороны, присутствует такой стереотип, что клип – это что такое несерьёзное, развлекательное. С другой стороны, если подумать, в эти вот пять минут нужно уместить целую идею, рассказать какую-то историю «от и до». И у тебя не будет ни полутора часов времени, ни дорогих декораций…

–  Да! У тебя могут быть, конечно, и костюмы, и декорации. У тебя могут быть разные формы, у тебя могут быть истории, а может быть просто образный ряд. Потому что кино в широком смысле слова, и клипы тоже, это не только рассказывание истории, это ещё определенный эмоциональный месседж.

Иногда зрители говорят, мол, нам важна история… На самом деле, это не всегда так необходимо. Разумеется, драматургия всегда важна и нужна. Тем не менее, иногда очень важно передать эмоциональный заряд или эмоционально передать образ. Это нюанс именно клипов: клипы зачастую передают просто образы. Это как будто смотришь на картину… Не очень понятно, что она передаёт по сюжету. Картина передаёт цветовую гамму, атмосферу. Также и клипы. Например, в 90-х годах был такой канал MTV, очень классный, сейчас, он, к сожалению, не на слуху. И я смотрел много клипов, из них процентов 70 были без всякого сюжета, они были просто с какой-то атмосферой…

–  Атмосфера, да, согласен, просто парни что-то рубят…

–  Что-то делают, да: кто-то поёт, кто-то танцует, какие-то образы визуальные. И это круто! Это такое движущееся искусство, оно может быть как сюжетное, так и не сюжетное.

–  Как происходит этот выбор? Тебе, например, нужно снять клип. Есть какая-то группа, какая-то песня, какой-то сценарий…Кто и как определяет: сделать это с драматургией или без неё?

–  Я думаю что да здесь важно просто найти контакт исполнителем, понять что он хочет. Есть несколько путей развития. Либо тебе сам исполнитель, либо его продюсер ставит задачу. Либо он просто говорит: «Слушай, сделай нам клёво! Предложи, как нужно, на твой взгляд». Тогда ты уже сам предлагаешь какой-то вариант, как сделать. Исполнитель же может сказать, что это прикольно или предлагает подумать ещё. То есть это такой гибкий момент.

Возможно, это зависит и от имени режиссёра. Я такой средний режиссёр по степени известности. Иногда кто-то ко мне обращается как к Андрею Богатыреву, мол, нам нравится твоё кино, сделай нам клип, как ты сам считаешь нужным. Вот такой бюджет, такая-то песня… Тогда я предлагаю свой сценарий. Если это нравится продюсеру или коллективу, то мы делаем.

–  Насколько сильно это зависит от бюджета? Обратил внимание, что группы, которым ты делал клипы, не самые известные. Маловероятно, что они могут предложить большой бюджет.

–  Нет, конечно! Бюджеты не очень большие. У меня был только один раз, когда выделили действительно большой бюджет, у одной известной поп-певицы. В остальных случаях бюджеты скромные, и очень часто приходится включать смекалку, чтобы понять, как это сделать либо совсем бесплатно, либо недорого.

– Изначально, когда придумываешь историю, тоже тебя немного сдерживаешь, так как понимаешь, что хочется размахнуться, чтобы были и самолёты, и корабли, но нет возможности. Я всегда мыслю от главного: есть месседж, вокруг которого всё выстраивается.

Я считаю, что клип и не должен быть супердорогим. Он может быть бюджетным. Он даже может быть вообще бесплатным, если там есть какая-то интересная идея, интересная концепция интересные образы. Тогда клип может быть снять хоть на телефон!

–  Когда ты делаешь клип, снимаешь музыкантов, то они, как актёры, всегда хороши, или нужно приглашать кого-то ещё?

–  Есть разные люди, у них разные харизмы. Нас иногда обманывают, что, чтобы стать актёром, надо учиться пять лет лет где-то. На самом деле, иногда хорошие актёры буквально вокруг нас ходят, и их много, они просто обаятельные люди! Например, Виктор Цой. Яркий пример человека, который не является профессиональным актёром, но отлично держится в кадре, клёво смотрится! В том же фильме «Игла», например, или в фильме «АССА». Или Пётр Мамонов, например.

Очень часто важно, чтобы была сильная личность. Личность иногда важнее какой-то актёрской составляющей. Личность в кадре смотрится всегда здорово, если человек чувствует себя спокойно и уверенно. Это важный момент.

В группах, среди музыкантов тоже очень разные люди: кто-то волнуется в кадре, кто-то не может расслабиться, кто-то более органично смотрится, кто-то – менее органично.

–  Тоже заметил, когда на сцену выходишь, есть волнение, сколько бы ни репетировал перед этим. Но руки могут быть, как не твои.

–  У меня же была своя рок-группа, и я тоже прошел через такой момент. У нас группа была молодая, трёхчасовых концертов мы не давали. И бывало так, что, только разыграешься, а уже надо уходить!

–  И всё же, как ты выходишь из ситуации, когда нужно снять не только группу и музыкантов, но требуются и профессиональные актёры? Где их взять?

–  Я честно признаюсь, что в кино, в киноиндустрии есть поверхность айсберга – это известные актёры, известные режиссеры. Их – десятки, может быть, сотня с чем-то. И есть огромная глыба «под водой», актеры, которым просто можно крикнуть: «АКТЁРЫ!» – и они сбегаются толпами и наперебой хотят, чтобы их снимали. Некоторые даже соглашаются сниматься бесплатно. К сожалению, такова участь актёрская, не только в России, но и во многих других странах. Это не зависит от таланта никак. Многие актёры снимаются за небольшие гонорары и довольно скромную жизнь ведут. Поэтому нет проблем найти актёрский состав, так как многие очень хотят сниматься. Иногда даже можно этим пользоваться в корыстных целях, если у клипа небольшой бюджет, и нужно как-то выходить из положения. Актёры же хотят сниматься, и готовы заработать пусть небольшие деньги, чем не получить ничего.

–  Сколько времени снимается клип? На экране – это 4-5 минут, а на производство сколько уходит?

–  Это зависит от идеи клипа, конечно, но обычно один день. Нужно уложиться за день, потому что, если ты берёшь второй день, то у тебя автоматически удваивается бюджет. Это удвоение стоимости техники, гонорара всех людей, которые работают: гримера, костюмера, стоимости зала, где ты снимаешь. Поэтому, если хочешь уложиться в бюджет, то нужно снять материал за один день, даже, если он будет долгим.

–  Интересно! А музыканты, которые снимаются, учат сценарий, как-то готовятся специально? Как сам процесс съёмки происходит? Как настраивается взаимодействие людей, которые только играют музыку, с одной стороны, и режиссёра и съёмочной группы – с другой?

–  Я сначала сам пишу сценарий к клипу, который предлагаю. И музыкантам зачастую там отводится скромная роль: это играть на инструментах, выступать. Актёрам же даю какие-то сюжетные линии. Тем не менее, например, Рома из группы «Е2 знакомы» у нас сыграл главную роль в клипе и у него хорошо получилось!

–  Что тебе больше нравится снимать: большие фильмы или клипы?

–  Это просто разное удовольствие: это как съесть шашлык или торт. Съёмка большого фильма – это другое рода удовольствие, потому что большой ты готовишь несколько месяцев, а сценарий можно писать десятилетиями. Потом ты снимаешь, минимум, месяц. Потом почти полгода ты всё это доделываешь, монтируешь, накладываешь звук, пишешь музыку, делаешь цветокоррекцию. Иными словами, это почти целый год работы. А клип – это иногда неделя.

–  Хватает на всё времени? Обратил внимание, что у тебя выходит новый полнометражный фильм «Красный призрак»…

–  «Красный призрак» ещё не вышел, вот-вот должен выйти. Я достаточно много работал в прошлом и в этом году, и стало много всего выходить. Стараюсь совмещать. Я всегда мечтал быть режиссером, потому я нахожусь в удивительно комфортном состоянии: я попал в свою мечту, я занимаюсь тем, чем хотел заниматься всю жизнь! Я кайфую! Я из тех людей, которые считают, что надо максимальное количество времени кайфовать. В жизни, дай Бог, чтобы это у нас у всех получалось.

–  Как говорится, займись любимым делом и не будешь работать ни одного дня!

–  Да! Конечно, есть определенные аспекты в моей деятельности, которые меня немножко больше напрягают. Это некоторые организационные вопросы, которые мне иногда приходится брать на себя. Но именно моя профессия мне очень нравится!

–  Как вообще ищутся локации для съёмки клипов? Кто решает, где это будет сниматься: в студии, на природе?

–  Я это делаю. К тому же, у меня есть небольшая команда. Иногда мне что-то предлагает Есть огромное количество студий, фотостудий, которые делают разный дизайн, они арендуют помещение, делают там какой-то ремонт, какую-то интересную планировку под разные стили для фото и видеосъёмки. Можно арендовать эти помещения, в них снимать и добиваться абсолютно разных эффектов: замок, старинный дом, уютная детская, всё, что хочешь.

–  Какие ещё бывают организационные сложности  при съёмке клипов? Кроме того, что нужно уложиться в один съёмочный день?

–  Мы недавно работали с детьми. Это было весело! У нас была идея клипа, что наших внутренних детей символизировали дети настоящие, которые к нам приехали и сидели на шее у музыкантов во время выступления…

–  Вспоминается сразу мультик «Фильм, фильм, фильм!», где бегала такая маленькая девочка с цветочком, а остальные бегали вокруг неё! Помнишь?

–  Да-да. Вот примерно так и было: у нас четверо грозных рокера играли свою песню в одном из залов, а на них сидели дети, им примерно по пять лет, которые пытались их скопировать и мешать им играть. Это был очень интересный опыт и очень сложный!! Мне было самому по кайфу!

–  Детям вообще не страшно было? Громкая музыка, здоровые дядьки…

–  Одному пареньку было очень страшно, который сидел на басисте. Он первые минут сорок никак не мог этому привыкнуть, что он на ком-то сидит.

–  И как вышли из ситуации?

–  Дети постепенно привыкли. Этот парень, который боялся, уже примерно через 40-45 минут достал стал меня спрашивать, когда мы будем снимать ещё? Ему мало, он хочет ещё поколбаситься, вошёл во вкус. Со временем стало классно, дети привыкли, и мы стали одной большой семьей.

То, что я на съёмках у себя пытаюсь культивировать – это такое абсолютно доброе, хорошее творческое  взаимодействие, где все предложения принимаются, обсуждаются, где есть такой хороший творческий поток, и чтобы в этом потоке хорошо себя чувствовали все участники съёмочной группы: и те, кто снимается, и те, кто их снимает, гримирует, чтобы это была добрая атмосфера! Поэтому, под конец съёмочного дня обычно уже устанавливается очень добрая семейная атмосфера, все друг с другом успевают подружиться и уже не стесняются.

–  Есть какой-то секрет или приёмы, чтобы сделать просто бомбический клип, который бы зашёл всем, всем понравился, и не стал бы проходной работой?

–  Да, есть! Нужно делать его максимально провокационней, нужно делать его максимально чётким и точным, потому что все эти размазанные поэтические образы, какие-нибудь ангелы, появляющиеся непонятно откуда, какие-то очень тонкие материи, они обычно не прокатывают. Прокатывает конкретика, точность, когда клип задевает тебя и с положительной, и с отрицательной точек зрения. За эти четыре минуты клип должен тронуть зрителя, так сказать, ворваться в него!

Например, почему группа «Ленинград» так хорошо снимает клипы? Они каждый раз делают какую-то провокацию, какой-то определенный небольшой фильм экспериментов. Эти клипы, так или иначе, попадают в зрителя, и поэтому одни их ненавидят, а другие – любят. Это самое главное, что нужно любому артисту: чтобы и ненавидели, и любили, но только бы не относились равнодушно.

Клипы «Rammstein» тоже отличные. Чем старше они становятся, тем у них осознаннее и мощнее клипы. Их последний клип на песню «Deutschland», на мой взгляд, настоящий шедевр!

–  Есть ли для тебя разница, на музыку каких жанров снимать клипы: рок, поп, джаз…

–  На самом деле, для меня есть. Из моего опыта мне намного ближе рок-группы. Я сейчас, возможно, буду отказываться от поп-исполнителей, если будут предлагать. Дело в том, что поп-исполнители очень часто не имеет вкуса, поэтому, зачастую, это смешные какие-то задачи которые ставит продюсер. Для меня это сложно, так как, приходится через себя переступать, выполняя такие задачи. В результате, становишься немного более циничным, а этого не хочется. Поэтому, я сейчас склоняюсь к более интересной музыке. Это не обязательно рок, это может быть и рэп, например, но обязательно авторская музыка, там, где автор хочет что-то сказать.

На мой взгляд, поп-музыка – это такая музыка, задача которой быть популярной. В принципе, всё можно назвать поп-музыкой. Даже, например, группа «ДДТ» – это поп-музыка, как бы они ни хотели выглядеть рокерами. Но они именно авторы. Юрий Шевчук – это личность, которая что-то хочет сказать. Он может делать какие-то вещи более удачными или менее удачными, но это всегда интересно! Или, например, Борис Гребенщиков, или Баста – это всё личности, имеющие что-то сказать. Через попсу же зачастую сквозит пустота. Поэтому, этом смысле мне приятнее работать с коллективами и исполнителями, которые сами пишут и у которых есть какая-то твоя подача.

–  Согласен, авторы – сами более творческие люди, с фантазией, по-другому повёрнутыми мозгами, как угодно это назови. Поэтому в поп-музыке артисты называются «исполнителями», так как исполняют не своё, а чьё-то чужое.

–  Даже, когда они исполняют что-то своё, это зачастую довольно пошло, и музыка, и стихи. Не хочу никого обидеть, тем не менее, лично мне ближе авторский подход. Я всегда был такой убежденный рокер, хотя, сейчас стал попроще, и ко всему отношусь довольно демократично. И всё же, поработав как с авторами, как ты говоришь, так и с исполнителями, мне ближе авторы.

–  Насколько вообще для группы важен сам факт снятия клипов? Когда я готовлюсь к различным интервью или пишу статью, просматриваю дискографию музыкантов и обращаю внимание, что клипы всегда выделены особо, хоть это, по сути, она какая-то песня. На твой взгляд, насколько необходимо для музыкантов иметь свои клипы?

–  Сейчас, на мой взгляд, в медиа пространстве огромное количество всего! Можно с ума сойти, сколько сейчас информации вылезает на любой запрос. Разумеется, чтобы пробиться сквозь этот мощнейший медиа-дождь, который просто льётся отовсюду, нужно себя в этой среде проявлять: делать видеоконтент, и аудио, и фото, и медиаконтент в формате Tik-Tok, гифок и так далее. Нужно работать по всему спектру, чтобы присутствовать во всех сферах.

Я обратил внимание, что даже легендарные группы пытаются это делать. Например, «Pink Floyd»: они оцифровали какой-то свой концерт, у них будет презентация на You Tube. То есть, даже они пытаются везде проявить себя. Поэтому, клипы – это одно из воплощений группы в медиапространстве. Группа выбирает какой-то свой хит и делает на этот сингл визуальное воплощение в виде клипа. Таким образом, музыкантам легче «зайти» в головы слушателей.

Опять же очень хороший пример тот же «Ленинград». У них, наверное, идеальная пропорция очень качественного видеоряда с хорошими сильными, красивыми, скандальными образами, и самой песни.

–  Представим ситуацию: сделали группе классный клип, который создаёт группе определённый имидж. Клип везде крутится, как говорится, из каждого утюга, и группа воспринимается теперь в соответствии с этим клипом и синглом и становится заложницей этого имиджа. Её поклонники теперь ждут от музыкантов таких же тем, песен, клипов. Музыканты, может быть, и хотели сказать что-то другое, но теперь уже должны соответствовать ожиданиям. Может ли возникнуть такая ситуация?

–  Может быть, раньше такое было возможно. Сейчас, мне кажется, медиапространство очень быстрое. Если какая-то песня или клип не стали суперхитом, всё это очень быстро исчезает из поля зрения, забывается и остаётся каким-то достоянием поклонников группы. Такие примеры мне лично не известны, но теоретически, такое возможно. Мы можем стать пленниками какого-то яркого образа. Как пример, можно привести Александра Демьяненко, это актёр, который сыграл Шурика в комедиях Леонида Гайдая. Это амплуа настолько приклеилось к нему, что помешало его дальнейшей карьере. Ещё пример. Раз уж мы вспомнили группу «Ленинград», то Сергей Шнуров в один момент создал и распустил группу «Рубль». Этот проект «не выстрелил», хотя, главный персонаж тот же.

–  Есть какой-то клип или идея клипа, которую мечтаешь снять?

–  Есть. Честно скажу, у меня настолько понравился клип «Rammstein» на песню «Deutschland», что я постоянно в голове прокручиваю видеоряд такого клипа, только переведенного на нашу действительность. Условно можно назвать «Russland». Это именно про противоречивость нашей истории. Есть такое высказывание, что в России за десять лет меняется всё, а за двести лет ничего не меняется [Пётр Столыпин – авт.].

То есть, у нас всё вроде меняется, но на самом деле, по сути, неизменно. Это такая парадоксальность нашего бытия. Поэтому, такие сильные образы, которые были показаны в клипе «Deutschland», натолкнули меня на мысли о клипе про нашу страну. У нас тоже есть очень сильные образы! Например, в войне нас нужно довести до грани, припереть к стенке, поставить в безвыходное положение, чтобы после этого мы героически сокрушили всех. Я очень люблю свою страну, мне кажется, что у нас очень интересные культурные традиции, природа, менталитет, есть свои особенности в регионах. Я бы даже сравнил нашу страну с колоколом, который очень тяжело раскачать, вот этот язык в середине. У некоторых людей, образно говоря, жизни не хватает, чтобы этот «колокол» раскачать, наконец-то, и добиться звука. Иными словами, наша страна очень инертна, но очень интересная! Как поётся в песне: «Я другой такой страны не знаю!».

–  Есть какие-то группы или артисты, с которыми хотелось бы поработать, что-то для них снять?

–  Да, есть конечно. У меня была своя рок-группа долгое время, мы даже дошли до «Нашего радио», ясам всегда был большим поклонником российской рок-музыки, кроме западной, тех же «Pink Floyd», которых я очень любил, да и сейчас люблю, «Radiohead»…

Я очень люблю «ДДТ», очень люблю группу «Сплин», очень хотел бы снять им клип. Хотел бы сделать клип Земфире, считаю, что она очень мощный автор. Мечтаю снять клип тому же «Ленинграду», «Аквариуму» с Б. Гребенщиковым. Очень хотел бы снять что-нибудь более современным ребятам. Много коллективов, с которыми с великим удовольствием поработал бы!

–  Из тех клипов, которые успел снять, что наиболее запомнилось, какую работу считаешь наиболее удачной?

–  Самая удачная – впереди! Позволю сказать банальность: все клипы, которые я снял, они как мои дети. Клипы – маленькие дети, фильмы – это как такие дети-подростки и побольше. Всех их любишь как-то по-своему. Они становятся частью тебя, независимо от того, получилось или, наоборот, не получилось сделать задуманное в полном объёме. Это уже часть твоей личной истории.

–  У музыкантов есть такая байка, что зрители ходят на концерт, чтобы слушать музыку. Музыканты – чтобы «позаимствовать» у коллег какие-нибудь идеи. У других режиссеров или клипмейкеров подсматриваешь какие-то идеи?

–  Если честно, то, наверное, да. Мы все живём в эпоху пост-пост-модернизма. Каких-то откровенно новых тем возникает мало, потому что каждый вид искусства в определённый момент входит в период кризиса формы. Например, живопись. Классическая живопись на холсте себя по форме исчерпала, поэтому мы давно не видим каких-то больших авторов. Так же кинематограф стал в своё время  большим искусством потому, что имел в своей основе новую техническую разработку: камеру, которая дала возможность открыть новый угол зрения. Потом появился звук, потом появился цвет, потом появился 3D, компьютерная графика. И сейчас, на мой взгляд, кинематограф, как вид искусства, вошёл в фазу кризиса. Есть интересные авторы, безусловно, они будут всегда. Как и в живописи, кстати. Тем не менее, кино испытывает определённый кризис формы. Поэтому сейчас все друг у друга что-то подсматривают. Даже, если не делают этого умышленно, всё равно, невольно что-то повторяют.

–  С точки зрения технологий, в кинематографе, например, компьютерная графика иногда почти полностью вытесняет декорации и грим. Куда могут шагнуть технологии в клипах? Что можно сделать нового при съёмке клипа с помощью новых технологий?

–  Я считаю, что клипы в этом плане даже более классная площадка для экспериментов. При съёмке большого фильма очень рискованно вкладывать огромные деньги в новые технологии, в какой-то эксперимент. А клип – это, как раз, то место, где можно новую технологию отыграть.

Был в своё время клип Noize MC«360 градусов». Сделан был давно, но смотрится классно и интересно до сих пор. Он успешно у нас прошёл и очень много людей его посмотрело.

Мне кажется, что новые технологии именно в клипах зачастую и были протестированы. Это, конечно, увеличивает бюджет. Но я сам бы с удовольствием кое-то поюзал. И как раз сейчас мы снимаем клип, где я буду кое с чем экспериментировать. Это будет немножко в стиле «Города грехов» Тарантино и Родригеса. У нас будет интересная техническая задача: снять в своём роде, комикс. Будем экспериментировать!

Андрей, благодарю за ответы! Было очень интересно! С нетерпением ждём твои клипы. И фильмы тоже!

Беседовал: Игорь Синев

kat